19 января. На улице крещенский дождь…Памяти Ольги Рыбаковой

Я оказалась права. Ну то есть не я конечно, а Он...На Крещение у нас всегда идёт дождь. Это вместо крещенских морозов. Или может быть потому, что Ольге исполнилось бы 36 лет или 37. Я уже совсем запуталась. Слишком много лет прошло. Это мне 37, а Ольге всегда останется 23. Я уже много лет не была на кладбище на её могиле, но когда ходила раньше в День рождения, то всегда с зонтиком, потому что ливень...И мокрый куст белых роз. Я даже не знаю, есть ли он ещё. А я есть, есть дочи, которым как раз завтра пять с половиной. Середина года такая. И я как всегда в депрессии, себя ненавижу, не терплю за своё малодушие, за неумение постоять за себя, высказать своё мнение без страха, преодолеть это внутреннее дрожание и нерешительность, за которую даже не я плачу, а мои дети и родители. И всё как то в ненависти, вместо любви. И ничего поменять я опять не могу. Фу, противно.....Аж тошнит.
То ли дело Ольга. она была такая решительная, стремительная, смелая, тащила меня куда-то, толкала меня на что-то, принимала и за меня какие-то решения, правильные или нет, не в этом дело. Но изменения случались. если бы не она, я бы не работала сейчас на моей любимой работе. Это ж её идея была про туристическую школу. Я бы даже не знала, что такое существует. Это она мне организовала мою эту работу(а я там уже 15 лет...) И вторая степень по французской литературе-чудесные годы творчества, академии, классной студческо-преподавательской-богемной-академической жизни-всё она. Я ведь и видела её живой в последний раз в тот день, когда она потащила меня подавать документы на вторую степень....А потом всё и рухнуло. Разве можно умирать в 23 года? Разве можно вообще умирать? Вот и дочи говорят:"Мама, а когда мы умрём, правда придёт принц и нас поцелует? И мы проснёмся, как Белоснежка и Спящая Красавица?" "Мама, а когда ты состаришься, с кем же мы тогда будем?" -- "Я не состарюсь. Мы не умрём" Никто из нас. Думаю, что до Олиной смерти я так точно и думала всегда. Каждый миг, каждый день-это такая невероятная драгоценность. Что ж я так не умею это ценить, за это бороться. Чья смерть меня должна подтолкнуть, заставить...

Я спою, если хочешь, тебе поминальную песню.
Нашей зрелости свойственно всё отдавать и прощать.
На беспечную молодость раньше смотрели мы вместе,
Только выпало мне продолжать, а тебе -- умирать.

И живу, вспоминая, хотя уже все позабыли,
Твой весёлый порыв и прекрасную сумрачность глаз.
Мы твою Босса Нову,как водку, в стаканы разлили,
И я выпью за то, что никто не отнимет у нас.

На улице крещенский дождь...









Смотрите также:

No related posts.