Апельсиновй сок

А вы когда ни будь видели капельки апельсинового сока на ее ресницах ивеках? Вы прикасались к ним губами так нежно, жадно и одновременночувственно, как прикасаются к материнской груди губы младенца. Вывидели, как золотистые капельки стекают по щекам вниз и оставляют послесебя дрожащие на свету, блестящие дорожки. Как губы сжимают сочнуюмякоть фрукта, и ароматная влага стекает по подбородку вниз. Вы ощущалитеплое дыхание на своей шее, когда липкие от нектара губы чуть касаютсяее. Как влажные и безумно нежные ладони прикасаются к вашему лицу.Маленькие, светлые волоски шевелятся на ее щеках от вашего дыхания, аапельсиновый сок продолжает струится по шее вниз и все ниже и ниже,устремляясь в ложбинку между … Все ниже…
Вы помните запах раскаленной до истомы, и боли на грани возможного,земли. Ее глубокие раны в виде трещин, которые замерли в ожидании влаги…
Небольшое, продолговатое поле, в конце которого уютно разместиласьмаленькая, аккуратно ухоженная лиловая роща, а сразу за нейрасположился еще молодой овраг.
Вы помните, как в тихую погоду, все вдруг вздрагивает от яркой вспышкинебесных разрядов. И вот вспышка. В один миг все вздрогнуло с неистовойсилой, земля затрепетала, как простыня над кроватью, когда ее толькорасстилают. Все стихло. Лишь молодые деревца в роще слегка ощетинилисьи замерли в преддверии грома. Гром…
По полю пробежал легкий ветерок. Он не поднял ни пыли, ни мусора, алишь слегка пощекотал его поверхность. Земля опять протяжно вздрогнула,покрываясь мелкой рябью последних испарений, уносимых потоками воздуха.Ветерок приласкал деревца и бережно, будто поглаживая, скользнул повнутренней стороне овражка. Овраг явно смущаясь своей юности чуть свелсвои берега на встречу друг другу, но не в силах больше терпетьневыносимо яростной жары поддался. Маленький кустик в самом его устье,расправил свои маленькие зеленые листочки, подставляя их озорному инастойчивому ветру.
Пошел дождь.
Вся земля забилась в истерике. Ее трещины стали быстро тяжелеть от водыи раздаваться в стороны. Земля жадно пила капли воды, а те, что падалина самое дно ее трещин, оказывались самыми тягостными для ее агонии.Она глотала жадно и неистово, как только могла, боясь упустить дажесамую маленькую каплю, и она получала ВСЕ. ЗЕМЛЯ.

Я шел по молодому оврагу. От его стен исходил теплый, немногозастоявшийся аромат. Его нельзя было ни с чем сравнить, так же как испутать с любым другим запахом. Это был именно аромат оврага поддождем. Я прикоснулся рукой к одной из стенок. Она была влажной инемного рыхлой. Это прикосновение можно сравнить только сприкосновением к влажной, разогретой хлебной мякоти. Я подымался всевыше и выше к началу оврага…
Вот тот самый маленький кустик, в начале оврага. Он стоял, развернуввсе свои лепестки в мою сторону. Прямо из растения него струилсямолодой ручеек, прохладной, дождевой воды. Я опустился на колено и сталпить.
Какой вкус был у нее? Это трудно передать словами. Это вкус всего иничего, вкус жизни и смерти, вкус мгновения, когда все начала соединенывместе., вкус…

… ее вкус и немножко апельсинового сока.

ЗЫ. Запись не моя. я ее украл вот отсюда:http://www.krichi.com/artblog/2007/12/08/apelsinovyj-sok/#respond










Смотрите также:

No related posts.