Безымянный 18965

Возвратившись позавчера из неожиданной, но очень приятной поездки в Финляндию, чувствую определенно императивную потребность поделиться впечатлениями с друзьями и соратниками.
Для начала, как водится, о природе. Высокохудожественные воспевания финских пейзажей оставим перу кого-нибудь другого, более для этого приспособленного, а общее впечатления таково: скалы, озера, камни, сосны. В общем, это все она, наша родная Карелия. Правда, в удивительно ухоженном, мирном, буквально источающем благополучие и респектабельность варианте. И стучать себя пяткой в грудь и орать о том, что у нас все равно и березки березнее, и озера озерее, я не стану.
Еще удивляет огромное количество непуганых птиц (да простят меня страдающие паранойей по вопросам пернатого гриппа): за четыре дня видела и дятлов, и куропаток, и многочисленных и разнообразных уток, и лебедей, и кого-то хищно распластавшего крылья на высоте, делающей идентификацию невозможной… Видимо, хорошо им там всем живется, плодится и размножается.
Теперь о млекопитающих. Слухи об особенностях национального финского характера подтвердились, причем убедиться в этом мы смогли при самых драматических обстоятельствах: в самый первый день у нас сломался автобус (аккумулятор сел). Начались долгие неторопливые переговоры по телефону. Забывший несколько часов назад выключить кондиционер водитель периодически заходил в автобус, мило улыбался, спрашивал, все ли у нас в порядке, и уходил обратно к своему телефону. Минут через сорок прибыл другой автобус, стали пытаться прикуривать (прошу прощения у Насти и прочих обремененных автомобильными знаниями читателей за возможно неправильное употребление терминологии), аккумулятор взорвался в руках у руководителя группы, серия телефонных звонков возобновилась. Видимо, наши друзья описывали повреждения развалившегося на части аккумулятора и спрашивали совета, как его можно починить на месте. При этом все переговоры велись неторопливо, в промежутках между выкуриванием сигар и ведением светских бесед. Часа через полтора мы решились высказать вслух давно мучивший нас вопрос: а почему, собственно, не пересесть во второй автобус, с сохранным аккумулятором. Вопрос был встречен задумчивым молчанием, после которого последовала очередная серия неторопливых телефонных переговоров, которые, видимо, увенчались успехом, потому что пересесть нам все-таки разрешили.
А вот кулинарные впечатления менее яркие. Все довольно просто, но вкусно. Из изысков была лишь оленина, поданная с брусничным вареньем. Причем в момент раздачи еды добрые финские тетеньки радостно продемонстрировали нам фотографию большого рогатого животного, укоризненно заглядывающего прямо в душу чревоугодникам большими грустными глазами. В общем, как говаривал один мой знакомый, «мы плакали и ели».
Да, чуть не забыла: ездила-то я на международный семинар, посвященный теме «Психология культуры и безопасности общества». Как выяснилось, проводила его какая-то христианская организация, вполне вменяемая, впрочем. Заседания проходили в зале, явно используемом в гораздо более сакральных, чем научный треп, целях. Акустика соответствующая. Голос звенит во всех углах и отражается со всех сторон. При разговорной речи. Я просто изнывала. С трудом удержалась, чтобы не спеть вместо доклада какую-нибудь милую хасидскую песенку…
В общем, настроение бодрое, силы появились, но желания работать все это ни капельки не прибавляет, как ни удивительно!








Смотрите также:

No related posts.