Безымянный 19995

- Так значит, Вы стараетесь вернуть мисс Флосси на путь добродетели? - спросил я. - А в состоянии ли Вы убедить эту женщину отказаться от ее нынешнего образа жизни?
- Ее не понадобиться убеждать, когда для этого настанет время, - ответил он. - она сама добровольно от этого откажется.
...
- Флосси, - заметил Моруорд, - блестящий пример редкого принципа - использовать свои пороки ради обретения добродетелей. Если бы больше людей осознавало превосходство подобного принципа, то не тратили бы почем зря столько энергии на угрызения совести по поводу своих недостатков, от которых им, как выясняется, очень трудно избавиться. Напротив, они бы привносили столько добродетелей в сферу любого из своих конкретных пороков, что в конце концов порок вытеснялся бы полностью. Вот почему я сказал, что Флосси не понадобится убеждать в том, чтобы она отказалась от своей неприятной профессии.
- Вы самый практичный из всех высоконравственных людей, которых я когда-либо встречал, - восхищенно воскликнул я.
- И все же окружающие сочли бы меня безнравственным, - с улыбкой ответил он. - Видите ли, беда в том, что хотя говорят, будто награда добродетели - в ней самой, но немногие способнв обрести добродетель - либо награду. Их представления просто сводятся к тому, что нужно искоренить чувства (процесс до такой степени не привлекательный, что редко у кого возникает желание осуществить его на практике), тогда как вместо этого им следовало бы трансформировать свои чувства. Истребите чувства - и не останется ничего, кроме скуки; Трансформируйте их - и они преобразятся в радость. Искоренение чувств редко приводит к успеху, ибо война ведется не против самого желания, а лишь против его удовлетворения. Человек побеждает пьянство тогда, когда больше не испытывает желания выпить, а не тогда, когда он просто воздерживается от пьянства. Более низкое желание можно победить, лишь заместив его желанием более высоким, а более высокое желание на самом деле приводит к большему счастью, чем желание более низкое. Вы, например, предпочитаете вот здесь беседовать со мной о философии, а не сидеть в "Карлтоне", попивая шампанское. В известном смысле Вы отказываетесь от пьянства в пользу философии, но по той простой причине, что философия для Вас привлекательнее, следовательно, отказ не причиняет страданий.
- А что если в общем отказ причиняет страдани? - предположил я.
- Мучителен бывает лишь поддельный отказ, - ответил он, - подлинный отказ всегда совершенно безболезнен. А почему? Да потому что мучительный отказ представляет собой просто отказ от действия, но не от желания, между тем как безболезненный отказ означает избавление от самого желания, ибо оно уже утратило всю свою превлекательность. Так же, как любовь привлекательнее ненависти, счастье привлекательнее невзгод - точно так же духовность гораздо привлекательнее порока. Дайте человеку однажды вкусить истиного добра, и он утратит всякий интерес ко злу.
- Но Вы, кажется, говорили о том, чтобы человек трансформирол свои чувства? - спросил я. - Однако Вы не можете трансформировать пьянство.
Хейг рассмеялся.
- Я не имел в виду, что подобное сравнение следует распространять и дальше, - ответил он. - Трансформация приложима лишь к определенным видам активности и особенно к чувствам, о которых я говорил. Общество ошибочно считает чувства и любовные страсти изначально безнравственными. Это неправильно. Чувства являются благими как раз потому, что Вы можете их тарнсформировать. Люди без чувств находятся дальше от "царства небесного", чем кто бы то ни было, ибо если Вы не способны чувствоватьхоть что-нибудь, то Вы не в состоянии испытывать блаженство; более того - Вам нечего будет трансформировать в блаженство. Что касается Флосси, то она гораздо ближе к духовному освобождению, чем те самые добродетельные люди, которые никогда в жизни ничего не чувствовали. Добродетели, которые чисто негативны, - это вовсе не добродетели. Можно ли говорить о добродетели камня?
Ученик













Смотрите также:

No related posts.