Безымянный 44357

 Дом пустовал после смерти деда 15 лет.
Когда они приехали посмотреть на него, открываемая калитка издала вдруг жалобный скрип, прозвучавший неожиданно как неясная мольба. Игорь не понимал языка вещей и с калитками разговаривать не привык. Но это по его мнению был не просто скрип, а попытка попросить о чем-то. Четко прослеживалась интонация просьбы.
Дом ждал, когда же в нем кто-нибудь поселится. Ожидание просматривалось во всем: в ржавеющей калитке, отстающей побелке, сиротливо лежащей около входа груде кирпичей..
Конечно, сюда иногда приезжали, чтобы полить огурцы-помидоры, посаженные на маленьком участке, служившем огородом, обрезать весной деревья, покормить старого пса. Но огородом занимались только весной, летом и осенью, старый пес давно умер, а в самом доме дано никто не жил, лишь изредка хозяин открывпал ключом дверь и заходил на веранду попить чай из старого чайника, согретого на допотопной плитке.
-Раньше здесь всегда было весело. Постоянно было много людей. Как хорошо было бы, если бы этот дом, как во времена моего детства, снова наполнился веселыми голосами! – говорила Татьяна, ведя их по дорожке к главному входу.
В доме была большая веранда с огромными окнами в сад и три маленькие смежные комнатки, построенные «вагончиком» , друг за другом- 9, 6 и 4 метра квадратных...
Они еще не знали, переедут сюда или нет. Им этот переезд представлялся довольно слабо, словно и не с ними это все прооисходило, словно и не им достался этот старый дом в наследство.
Они были до ужаса, что называется, до мозга костей городскими. Всю жизнь прожили в обыкновенных типовых квартирах; сначала- в родительских, потом- около 4х лет – на съемных.
Удобства- горячая вода, теплый туалет, батареи отопления- автоматически прилагались к их счастливой или не очень квартирно- городской жизни, были сами собой разумеющимися благами, незаметно сопровождавшими их комфортный быт.
Здесь, в доме, этого не было. Лишь деревянные рассохшиеся от времени окрашенные в голубой цвет оконные рамы, маленькая раковина, почему-то расположенная в самой большой из комнат, колодец с баком и насосом на веранде, которая по первоначальному замыслу являлась и прихожей, и кухней, и столовой. Туалет, деревянная убогая покосившаяся постройка- стоял на улице, чуть в отдалении. Был еще так называемый летний душ-бак на крыше и шланг с краником возле входа. Место для душа располагалось на бывшей клумбе и было огорожено шифером.
-Что за кошмарные условия! И как ты себе представляешь наш переезд туда!?- возмущеным тоном сказал Игорь.
-Да, мало приятного. Но ничего страшного, все можно сделать со временем.
-Конечно- со временем. А вот сейчас- ну реально представь – ты сможешь жить в таких условиях?
-Наверно, - жена пожала плечами. – Но ведь у переезда есть жирный плюс, перекрывающий все минусы. Не нужно будет платить за съемную квартиру. Дом- разве не об этом мы с тобой мечтали? 
-Да. Платить- только за электричество. Вода- бесплатная. А газа там нет! Но пока мы доведем этот дом до ума, столько денег уйдет...
-не хочешь- давай останемся на съемной... – вслух произнесла она, а про себя подумала «и почему мужчины всегда ноют?»
-Так тебя точно не пугает туалет на улице?- не отставал Игорь.
-Почему ты все на меня сваливаешь? Я думаю, это для тебя удобства так важны, но ты в этом сам не хочешь себе признаться. Видимо, это подсознательное. А мне... я в любом месте повешу шторочки на окна, расставлю все по своим местам и будет хорошо и уютно. Понял?

...Игорь проснулся от навязчивого пиликанья мелодии мобильного. Он поставил в качестве будильника любимую некогда композицию- ах, как же ее звучание успело опротиветь ему по утрам! Нельзя любимые песни ставить на будильник...
Он чертыхнулся, встал и вышел во двор.
Было раннее утро. Солнце уже встало и его лучи проникали сквозь арку из виноградных лоз и листьев. Игорь зажмурился. Как здесь все-таки спокойно!
Но вслед за этой мыслью пришла другая: « Но ведь теперь каждое утро надо вставать раньше и добираться на работу не пешком, а на машине...Далековато.»
Он вспомнил о друге из Москвы, который каждый день тратил на дорогу до работы два часа утром и два часа вечером. И не особо на это жаловался, скорее, считал это в порядке вещей- Москва, как-никак, город большой, расстояния огромные...
Он, Игорь, даже подсмеивался над ним слегка, с ноткой жалости. Четыре часа своей жизни человек каждый день тратит попусту- на проезд! Как ужасно, должно быть, живется людям в Москве... Бедные, несчастные москвичи, жизнь которых составляет в основном работа и дорога до нее!
Он же привык за пятнадцать минут пешком добираться до работы, место которой располагалось примерно за километр от массива высоток, где они с женой сначала жили с родителями, а потом- снимали квартиру. Теперь вынужденная езда на транспорте казалась ему дополнительным неудобством. Все-таки хорошо, что у них есть машина! Не нужно толкаться в этих грязных тесных маршрутках...Но бензин, бензин какой стал дорогой, мама родная...
Он прошел чуть влево по цементной дорожке и взглядом случайно зацепился за старые, посаженные еще его дедом кусты роз.
И вдруг удивился, неожиданно увидев огромную, желтую с розовыми краями лепестков, розу.
Пахла она изумительно- медово!
Он даже помнил, как называется это сорт- «Глория Дэй». Это ещ его дед саженцы привозил из никитского сада...
Это удивительные розы, он в жизни не видел нигде, кроме как здесь, таких ароматных и больших цветков... Вспомнилось, что в каком-то году была очень теплая осень и бесснежный декабрь, и последняя роза на этих кустах распустилась аккурат 30 декабря, к Новому году. Его мама тогда привезле ее отсюда, поставила в вазу, и все долго удивлялись столь позднему цветению...
И ему впервые подумалось: «А все-таки хорошо, что мы переехали сюда!»

..Вечером, приехав после работы, они включили старый проигрыватель, поставили пластинку из его, игорева детства. «Старик Хоттабыч». 
Это была когда-то его любимая сказка...
Они лежали и слушали. «Вот сейчас я вырву волосок из своей бороды...»
И Игорь снова подумал: «Определенно, что-то есть в этом доме. Что-то такое, чего никогда не было и не будетни в какой квартире, несмотря на все его недостатки. Здесь у меня такое чувство, словно я в детство возвращаюсь, вспоминаю разные мелочи, о которых раньше вообще не думал..»
Дом не был домом его детства. В своей жизни он бывал здесь всего несколько раз, но сейчас здесь было много вещей, напоминавших ему, что он был когда-то маленьким.



































Смотрите также:

No related posts.