Безымянный 68468

Безымянный 68468

Как много народу было сегодня на мосту... Туристический сезон? И это в такую погоду?
Вход нашелся без проблем, потому что народ уверенно топал в том направлении. Завернув к стене с фирменной вывеской, которая вызывает теплые чувства просто как пришедший из детства символ волшебного слова ШОКОЛАД, и увидев открывающуюся вдали перспективу с краснокирпичными башенками завода-дворца я подумала, какое же все-таки хорошее выставочное пространство. Как здорово было бы если вся территория стала одним большим выставочным комплексом... Настоящая шоколадная фабрика... Как у Вилли Вонки или хотя бы в многочисленных неудачных фильмах про Санта-Клауса. Санта-Клаус – типичный капиталист – эксплуататор эльфов (которые правда страшно несимпатичные), а Дед Мороз – кустарь-одиночка. От второго получать подарки должно быть приятнее – ручная работа все-таки, лично для тебя сидел дедушка морозными ночами и раскрашивал какого-нибудь зайца. Но завод имеет свою прелесть – огромные масштабы, странная планировка, лестницы, колонны торчащие ни с того ни с сего посреди комнаты, трубы под потолком, надписи типа «Карамельный цех» заставляющие облизываться и представлять себе тысячи карамелек на пути к обертке... В детстве была такая книжка про то как какие-то пионеры-умники вместе с дракончиком отправились на экскурсию на шоколадную фабрику, все удовлетворились получив по конфетке а дракончик пошел гулять самостоятельно, полез в чан с шоколадом и чуть в нем не утонул. Я была с ним солидарна. Экскурсия – занудство, в местах с чудесами стоит оказаться одному и самому соприкоснуться с ними.

А именно - с выставками долго-мною-жданной 3-й биеннале.

На выставке «Новая старая холодная война» понравилась пернатая пушка («Оперенная агрессия») Алексея Костромы. С одной стороны перья очень похожи на снег и это буквально иллюстрирует слова «холодная война». А с другой эта пушка как будто петушится. Точнее государство петушится своими пушками, самолетами, боеголовками и т.д. Новые демонстрирует на учениях и парадах, а старые вместо того чтобы утилизировать и переплавить во что-нибудь полезное, расставляет по паркам монументами боевой славе. Ненавижу такие "монументы"...

Еще там симпатичный аттракцион «Волшебная кнопка» (В.Фокин) нажимаешь на подсвеченную в темноте красную кнопку и вместо взрыва материализуется зеленая говорящая голова, а сверху красиво летят мыльные пузыри. И голова говорит – никакого волшебства, это всего лишь электричество и немного мыльных пузырей. Сразу вспомнила замечательный спектакль Владимира Агеева «Девушка и революционер», там очень здорово объясняется что исторические события всегда сильно приукрашены для публики смотрящей на них открыв рот – кто кого? что будет? – а на самом деле все гораздо проще и банальнее, никакого драматизма момента, не говоря уже о романтизме.
И стрелочки (не знаю чьи) очень понравились, это как будто стратегические шаги, которые не на местности а в сложных хитросплетениях интриг, взаимоотношенях между... да не только государствами, а хоть бы даже между строящими друг другу козни соседками. И все это превращается в такой ураганный столб.

Про красный довольно интересно – что значит этот цвет для человека в представлении русского и шведа. Хотя все это в одном кинофильме очень трудно успеть понять. Швед в основном занимался тем что подсвечивал разные неблагополучные по атмосфере места (зоопарк, кладбище, уничтоженный дом девушки Геринга) красным светом, от чего эти места становились еще более зловещими. Кладбище он правда кажется хотел оживить, но веселее оно явно не стало, только жутче. А русский художник примерял красный цвет к какому-то бомжеватого вида дядечке, фотосессия в красном пиджаке действительно хороша (о том что красный пиджак раньше бывший символом новых русских теперь стал дурным тоном, а демонстрацию дурного вкуса надо поручить именно такому дядечке – такая антимода). Еще очень впечатляют березки с покрашенными в красный стволами, очень красиво.

«Одна революция в минуту» - это несколько гигантских вращающихся секундных стрелок, когда оказываешься в их пространстве создается чувство словно они тебя догоняют, и стоит убежать от одной начинаешь убегать от другой. Страшное дело.

Про 40 жизней одного пространства меня впечатлило только высказывание Энгельса про кризис (неужели и правда его, и это не выдумка?).

В “Let me think” Мне больше всего понравились коллажи Владимира и Ирины Грабковых, наконец-то кто-то взялся за разоблачение этой пошлости которую очень любят слать девушки в виде открыток и презентаций – щеночки, цветочки и дети приправленные стихами и «мудрыми мыслями».
Очень красивое «Пространство мысли», мне всегда нравится когда как-то пытаются изобразить что происходит в голове виде каких-нибудь причудливых форм.
И еще впечатляет «Заполнение с остатком» Юлии Ивашкиной - дорога идущая в вертикальной плокости вниз где из ячеек высыпаются на пол голубые камешки, хотя и не очень понятно что это значит.

Но круче всего в это раз «Русское бедное» - выставка привезенная Маратом Гельманом из Перми. Это что-то совершенно новое, словно вдруг открылся какой-то потаенный сундучок Пандоры-Василисы, из которого вдруг поперла древняя но до сих пор живущая и здравствующая на генетическом уровне в каждом из нас нечисть. Мое главное открытие - O&A Флоренские, это просто фантастика. Карта города Перми, где каждый объект представлен каким-то предметом быта назначение и происхождение которого трудно определить, даже река, вызывает у меня восторг сродни тому что я испытывала в Портсмуте где стоят старинные корабли и есть музей со скульптурами украшавшими их носы. Эти скульптуры сделаны грубо и раскрашены часто безвкусно, но какой трепет испытываешь рядом с ними... Или вот как-то на винзаводе выставляли расписные санки, тоже ничего особенного, но что-то притягательное в них... Причем я в целом не в восторге от народных промыслов, история и традиции никогда меня в общем не интересовали. Я не люблю время изучать, я люблю чувствовать его дыхание – как древнего спящего чудовища или пропасть в которую страшно но любопытно глядеть.

И полный восторг – это зоологический музей со скелетами - броненосца из корыта, рыбой-пилой с буквально – пилой вместо носа, рыбой молотом с молотком, электрическим скатом включенным в розетку, и человеком конечно. «Он сделан из крючков, он сделан из колечек...» Мне трудно объяснить почему – но все это – чудесно!

Также просто чудесны роботы Златы Понировской! Я не могла оторваться, и все подходящие посетители были в полном восторге, мы запускали все франкен-игрушки по очереди, у которых еще не успела сесть батарейка. Я просто влюбилась в клюворотое создание поющее «Only you».

Еще заслуживающий всяческого внимания участник – Владимир Архипов с проектом «Вынужденные формы», где каждый объект (холодильнико-тележка, автобусо-душ, велосипедо-антена, дорожный знак-лопата) снабжен подробным рассказом создавшего его то ли мифического то ли реального пролетария. Почему это вызывает у меня такой восторг? Может быть потому что как и существа Флоренских, как и франкен-игрушки, это - вещи-монстры, ожившие в руках изобретателя. Отчасти, забавные, отчасти - страшные, но совершенно живые.

И наверное потому такое родство я чувствую с поющими и извивающимися в агонии роботами и свое происхождение от этого человека из крючков и колечек, что всегда казалась себе таким же несчастным и трогательным монстром - как Чебурашка, как Эдвард руки-ножницы, или как медведь с оранжевыми лапами (герой любимой детской книжки). Существом которого изобретатель когда-то сделал по-видимому с какой-то целью и задумкой с отклонением от стандартов, но не успел  рассказать - почему.

Я все думаю о выставке в целом, почитав про arte povera... С одной стороны необычные материалы сами по себе вызывают интерес, иногда дает эффект сочетание формы и материала, вот как огромная паралоновая колонна, но главное что узнавание деталей быта в этих вещах их одушевляет, и как в сказке про Мойдодыра - все вертится и кружится и несется кувырком, все оживает!






Смотрите также:

No related posts.