Безымянный 8407

Безымянный 8407

Уроки Киргизии

Олеся Яхно, для УП _ Пятница, 09 апреля 2010, 12:36 Версия для печати Комментарии 328

Фото АР

К большой печали Тимошенко Юлии Владимировны, революция в Украине не повторилась. Пока.

К еще большой печали президента Киргизии Бакиева Курманбека Салиевича, в его стране она таки повторилась. Уже.  

Фон

Если кратко, то:

24 марта 2005 года первый президент Киргизии Аскар Акаев под давлением оппозиции и народа  был свергнут и тайно бежал из страны. К власти пришел лидер Народного движения Киргизии, экс-премьер Курманбек Бакиев, который в июле того же года был избран президентом страны.

В апреле 2010 та же ситуация приключилась уже с самим Бакиевым. 7 апреля власть перешла к правительству народного доверия, которое возглавила экс-глава МИДа страны Роза Отунбаева. А сам Бакиев - улетел из столицы на президентском самолете вечером 7 апреля в направлении юга страны, город Ош.

Две революции

Киргизский опыт весьма полезен новой украинской власти.

Украина ноября  2004 и Киргизия марта 2005 (в контексте общественных ожиданий и политической реализации этих ожиданий) - похожи как две капли. И "оранжевая революция", и "революция тюльпанов", во многом, имели схожие сценарии,  предпосылки и субъекты по обе стороны баррикад - победивших и проигравших.

Во-первых, общий типаж на тот момент президентов Леонида Кучмы и Аскара Акаева. Оба - представители эпохи 90-х, когда политический режим, управленческая модель и вообще механизм принятия тех или иных решений концентрировались и выстраивались вокруг одной сильной личности. Государство по факту того времени  - это аппарат чиновников плюс крупные  политэкономические группы, а во главе пирамиды президент.  Народ - условная часть государства. Поскольку он был отстранен от базовых процессов, происходящих в государствах - влияния на формирование внутренней и внешней политики, приватизации и т.д. В этом смысле, законотворческая или иная деятельность, кадровые или иные решения  - являлись, прежде всего, результатом воли президента.

Во-вторых, совпадение по времени общественных настроений, ориентированных на изменения. Главным движущим мотивом украинской и киргизской революций  стал возросший запрос общества на участие в жизни государства, и несоответствие этим запросам действующих лидеров (или их преемников). И для Украины  2004 год, и для Киргизии 2005 год стал в своем роде переломным периодом, непременно требующим активной общественной реакции. Считалось, что  власти заслуживают те политики, которые должны и могут изменить политические правила своих предшественников. То есть, ассоциируются с будущим, а не прошлым.

В-третьих, революция в обеих странах стала проектом элит. Поскольку и "оранжевую революцию", и "революцию тюльпанов" поддержали части элит во главе с экс-премьерами. И Виктор Ющенко, и Курманбек Бакиев были премьерами при своих предшественниках. Благодаря революции и вопреки воле действующих президентов они пришли к власти.

На этом схожесть и заканчивается.

От общего к различному

Спустя пять лет, сценарии политических событий в Украине и в Киргизии, как видим, развиваются в прямо противоположных направлениях.  

Пятилетие Майдана Украина встретила, а Ющенко как президент завершил, плановыми президентскими выборами, которые прошли, по оценкам всех международных экспертов, честно и, в общем-то, без нарушений. Вследствие выборов победил оппонент "оранжевых событий".

Киргизия пятилетие "тюльпановой революции" встретила повторной революцией, а Бакиев как президент побегом с президентского поста. Вследствие чего актуализировался и воспроизвелся сценарий марта 2005 года - свержение власти с тем же базовым набором требований к власти со стороны оппозиции и народа, что и во время первой революции.

Причины и следствия

Причинно-следственная связь здесь очевидна.  

Исход правления Ющенко и Бакиева, а также формат смены власти, предопределили политические режимы, которые они строили (или пытались строить).  

Постмайданный режим Ющенко - это "управленческий хаос", в котором все же было два системообразующих элемена - политическая конкуренция и плюрализм СМИ. И в случае попыток какого-либо центра власти или политической фигуры, его представляющего, монополизировать де-юре или де-факто властные полномочия, возникала обоснованная закономерность - досрочные парламентские выборы.

Постреволюционный режим Бакиева - это попытка возврата к той же полит-экономической системе, которая существовала при его предшественнике. Будучи в оппозиции к действующему президенту, Бакиев за короткий срок сам же стал олицетворением всего того, за что критиковал Акаева. Прежде всего, в попытках полной концентрации власти в своих руках, проявившихся в следующем: 

- досрочных президентских выборах 23 июля 2009 года с переизбранием Бакиева на второй президентский срок, когда президенту удалось практически полностью нейтрализовать оппозицию;

- полной монополизации всех политических и экономических процессов в виде так называемого "семейного управления" (назначив на все ключевые должности родственников Бакиева во главе с сыном Максимом);

- введении новой модели управления - "совещательной демократии" - по сути, формирующей практику династической передачи власти на последующих президентских выборах. Главные для страны вопросы, включая избрание президента, впредь, должны решаться не через выборы или референдум, а в рамках Института президента, предполагающего создание двух структур - Президентского совещания и Верховного курултая.

Таким образом,  революция в Киргизии повторилась по вполне понятным причинам. А, значит, смена власти революционным путем - это тоже не случайность, а закономерность.

Опыт как базовая мотивация

Сравнение украинской и киргизской ситуаций в данном случае - это инструмент извлечения опыта, наглядное политическое пособие для новой украинской          власти того, при каких обстоятельствах революции могут повторяться. 

Тем более что украинской элите присуще такое свойство как отсутствие накопления позитивного опыта. Опыт побед не порождает рефлексий и не формирует политического знания и правил. Единственный учитель украинского политика, мотив, который заставляет переосмыслить свои помыслы и действия - это его поражение.

Нередко мы наблюдали, как и Янукович, и Тимошенко, будучи премьерами, наступали на одни и те же грабли. И эти грабли - желание полной концентрации власти в одних руках. Что впоследствии и становилось причиной очередного переформатирования властной конструкции. Именно поэтому в 2007 году состоялись досрочные парламентские выборы с потерей Януковичем премьерского поста. Именно поэтому Тимошенко проиграла президентские выборы в 2010 году, когда против нее объединились все элиты.   

Безусловно, Янукович-2010 отличается от Януковича-2006, и уж тем более - от Януковича-2004. И все же,  пока сложно определить под что, под какую главную (а, значит долгосрочную) задачу формируется президентская власть - объединение страны, построение новой экономической модели, выработка новой внешнеполитической доктрины и т.д., или просто под распределение между узким кругом лиц финансовых потоков страны.  

Пока мы видим процесс концентрации власти (что вполне логично на начальном этапе правления), с целью создания некого механизма управления, модели принятия решений. И здесь у Януковича есть, по крайней мере,  два варианта дальнейшего развития политической системы Украины.

Вариант 1. Создание такой системы власти, где личность правителя второстепенна по отношению к институтам, а регулирующие механизмы - это, прежде всего, закон, гражданское общество и независимые СМИ.

Вариант 2. Формирвоание системы под себя - то есть прийти к власти при помощи демократической системы, а потом трансформировать ее под себя таким образом, чтобы единственным инструментом - и контролирующим, и карающим, и прощающим  - стать самому единолично.

Возможно, киргизский опыт как-то повлияет на этот выбор. Все ж, лучше на чужих ошибках учиться.


Смотрите также:

No related posts.