book

Меир Шалев - "Несколько дней." (пока еще только средина книги)

— Отними у мужчины слова, — говаривала Бат-Шева,
 
— и он примется скакать и кривляться, будто обезьяна в цирке.


"Иногда достаточно одного-единственного слова, поворота головы, иногда одного движения губ, когда
она говорит «девять» или «восемь». Вот смотри: на слове «девять» ее губы складываются вот так,
наподобие поцелуя, на секунду приоткрывая рот, и вот уже она касается верхними зубами нижней губы
для «в», а затем ее рот вновь слегка приоткрывается на «я».
Однажды даже спросил ее: «Скажи-ка, сколько это — четыре плюс пять», — только для того, чтобы
увидеть это «девять» на ее губах. Она, конечно, подумала, что я сошел с ума."

"Что есть у ребенка, кроме его детства, а, Зейде? Силы нет у него, ума тоже, нет у него и жены…
Только любовь есть у него, которая ломает ему жизнь и доканывает тело."

"Как-то в школе учитель рассказал нам, что история об Адаме и Еве объясняет людскую ненависть к
змеям. Я еще подумал тогда: зачем было сочинять такую сложную историю и громоздить столько
грандиозных, как Создание мира, Древо Познания и Бога, только для того, чтобы истолковать такую
незначительную мелочь, как страх человека перед змеями."

"У того, кто хочет тосковать, на выбор столько видов тоски! Можно тосковать по кому-то, кто ушел,
но может вернуться, или по тому, кто вернулся, но уже не тем, кем был раньше, однако хуже всего
тосковать по кому-то, кто просто умер и не вернется больше никогда. Именно этой тоской я тоскую по
твоей маме, Зейде, у нее нет ни начала, ни конца, она лишь увеличивается в размерах, как раковая
опухоль в душе. Все оттенки тоски схожи лишь в одном — в том, что ничем ее не утолить, никакой
водкой не залить, и лекарства от нее нет, и нет для нее понятных причин. Моя бедная мама говорила
на это: «Оф банкен дарф менч кейн теруц».[71] Это очень верно. Королям не нужны причины, главе
полиции не нужны причины, и военным генералам они тоже ни к чему. И моему дядьке, в мастерской
которого я работал как проклятый, тоже не нужны были никакие причины, только палка ему была нужна.
Тоска, как и все сильные мира сего, не нуждается в причинах."

«Если вы, господин Клебанов, будете только молиться Господу и восхищаться им, останетесь таким же эпикойрес,[73] какой вы есть. Однако если, не приведи Господи, вы будете проклинать его каждое
утро, но в то же время покрывать голову, соблюдать субботу и кушать кошер, то вы станете примерным
евреем».

























Смотрите также:

No related posts.