Будущее, которого нет

(архаичные темпоральные концепции)

Обсуждение проблемы будущего закономерно переводит разговор в русло темпоральных концепций, поскольку исторически для западного сознания сложилась разделенность времени на прошлое, настоящее и будущее. И закольцованное время Аристотеля, и линейное время Августина членилось на атомы, фиксирующие момент перехода одного состояния в другое: из прошлого в настоящее, из настоящего в будущее. Первым разделил время на эти структурные отрезки Парменид, но качеством истинного бытия он наделил лишь настоящее.

В его концепции наглядно воплотилась европейская тенденция к метризации: начиная с Фалеса философы последовательно применяли законы геометрии и математики для постижения окружающего мира. Оцифровав пространство, цивилизация подобралась и к структуризации времени, предложив пространственно-временную систему координат сущего и предопределив служебный статус времени, которое выступает лишь способом существования материи.

В дискурсе научных представлений о времени исследователи выделяют две пары взаимно дополнительных концепций. Первая по разному решает вопрос о природе времени и делится на субстанциальную и реляционную; вторая — выражает разные точки зрения на процесс становления, т. е. расходится в вопросе об отношении категорий времени и бытия и выделяет блок концепций статических и динамических. Однако данная классификация описывает массив теорий, рассматривающих проблему времени с позиций геометрии. Я называю это метрическим методом — основным методом изучения мира, который использует рационалистическая традиция Европы. Но наряду с ним существует иной поход к постижению природы времени — метод органический.

Концепции, созданные с помощью органического метода рассматривают время не как количественное («число считаемое»), а как качественное явление. Отголоски органического метода постижения природы времени в Европе максимально полно отражены в дошедших до нас идеях Гераклита: цикличность предопределяет существование Космоса: "он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами разгорающимся и мерами погасающим". Эта пульсация — "вечная жизнь", где нет уничтожения и конечности, а лишь постоянная трансформация, готовность к новому рождению — происходит в ритме, определенном логосом, который и является "мерой назначенного круга времени".

Основной материал для анализа концепций такого типа дает нам Восток (например, даосы и буддисты). В их основу положены естественные циклы движения Земли: делимость суток на ночь и день, смена времен года, рождение и гибель планет. Рычагом, приводящим мир в движение, явилась пульсация времени — единственный Космический закон, которому подчиняется вечно меняющееся текучее бытие. В этих концепциях отсутствуют понятие вечности как строгого храма незыблемых истин, или мига, как фиксированной точки на линии времени. И миг, и вечность есть лишь проявления потока изменений и трансформаций, уловив ритм которого можно проникнуть в тайну времени. Вечность — это древнегреческий Хаос, прародетель сущего или древнекитайский Дао, исток которого — место, где "корни Неба и Земли", представляющий собой круговорот жизни, поток изменчивости. Органический метод включает в космический цикл идеи вечного становления, развития, бессмертия, постоянного творчества. Ему не важно построение системы координат для улавливания материальных и идеальных объектов в пространственно-временную сеть: фиксация и укоренение ему чужды.

Иррациональный характер времени наиболее полно постигнут именно этим методом. Ему подчинена жизнь души даже в рационализованной культуре Запада: поэты интуитивно постигают суть времени, в отличие от ученых, которые его делят и членят.
Темную выбери ночь и в поле, безлюдном и голом,
В сумрак седой окунись... пусть ветер, провеяв, утихнет,
Пусть в небе холодном звезды, мигая, задремлют...
Сердцу скажи, чтоб ударов оно не считало...
Шаг задержи и прислушайся! Ты не один... Точно крылья
Птицы, намокшие тяжко, плывут средь тумана.
Слушай... это летит хищная, властная птица,
В р е м я ту птицу зовут, и на крыльях у ней твоя сила,
Радости сон мимолетный, надежд золотые лохмотья...
(Иннокентий Анненский)

Восток пользовался этим методом на протяжении многих веков. У Пути нет ни начала, ни конца в пространстве и времени. Волны Дао омывают видимый мир, и в нем самом прошлое сливается с будущим, взаимоуничтожая друг друга. Это будущее — возвращение к началу времен, когда человек становится хозяином самому себе и этому миру. Начало времен представляет собой идеальный золотой век, когда мир был пронизан Дао. Образы колеса сансары и потока Дао (который так же трудно описать словами как и само время), идеи реинкарнации и образы сменяющихся в своем особом ритме эпох — органическое понимание времени психологично и онтологично одновременно, поскольку микрокосм представителя культуры Востока включает и макрокосм. Время как таковое не выступает объектом изучения. Оно центрально, первоосновно, глобально и всеобъемлюще как бытие элеатов, но проявляет свои качества в опосредованном виде. В этом смысле будущее представляет собой лишь вектор направления трансформаций и определенный этап развития живых существ.

Архаичное видение Космоса как живого существа в наши дни наполняется новым смыслом. И к понятию будущего отношение также меняется. Если, как замечал Ортега-и-Гассет, XIX в. был эпохой прогрессивистской устремленности в будущее, а XX в. в этом будущем жил, то XXI через него переступает. Если так можно выразиться мы сейчас находимся в том нулевом пределе, в котором встречаются прошлое и будущее, где происходят трансформации и метаморфозы, а человечество продолжает череду рождений-смертей рождений, начиная новый цикл существования. Ведь ничто в мире не исчезает — оно лишь превращается, и, отдохнув у корней Неба и Земли, выходит в мир в новом обличье.

Техническая нужда возникла в ссылки на сообщения, сделанные на конференциях, но не вошедшие в список публикаций. Поэтому помещаю их сюда.












Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Наше зелёное будущее
  2. Будущее родины строить молодым