Come 2 get there

Бля-пиздец хочу на море!

Обнаружить себя, постепенно пробуждаясь ото сна, сидящим в одних шортах в плетёном кресле под сенью раскидистой пальмы, у самой воды, со стаканом холодного мохито с доброй капелькой рома в руке!
В голове - бескрайняя безмолвная степь, в которой, словно неторопливо перепархивающие с одного гречишного цветка на другой мохнатые пчелы, витают редкие ленивые мысли.
Оглядываешься по сторонам: никого.
Устремляешь свой взор на горизонт: море спокойно и безмятежно... солнце стоит низко, протягивая к тебе свои длинные тонкие невесомые пальцы, щекоча уголки твоих глаз.
Никого.
Лишь иногда взгляд останавливается на подбегающих к атоллу волнах, на гребнях которых, непонятно откуда, появляются пузатые белые барашки на сёрфах: исполняют пару затейливых фи'нтов и, улюлюкая, одна за другой, опрокидываются в воду и с блеяньем разбиваются о массивный коралловый риф, образуя на его надводной части сплошную курчавую белую массу.
Закрываешь глаза.
Вся в пыльце, сверкая золотом на солнце, отделяется от цветка кашки неуклюжая пчелка и, тихонько жужжа и покачиваясь из стороны в сторону, улетает куда-то... в даль голубого прозрачного неба... постепенно растворяясь в лучах клонящегося к закату солнца.
И, перед тем, как она, с легким "пфф..", лопнет, будто мыльный пузырь, и оставит после себя лишь маленькое облачко золотой, искрящейся пыли, успеваешь заметить на её полосатой заднице крошечную табличку с непонятной надписью "Pourqoi les brebis ne portent pas le bikini?.."  *
Открываешь глаза.
И сразу чувствуешь: что-то изменилось.
Вдруг набежали тучи. И солнце скрылось. Последние его искры догорают в стакане с мохито, преломляясь в крошечных кусочках льда и гранёных стенках стакана, наполняя ладонь розовыми и зеленовато-золотистыми причудливыми бликами.
С минуту наблюдаешь за их таинственным танцем по-над твоей кожи и не замечаешь, как бесшумно за это время на землю спустились сумерки. 
И внезапно смолкли звуки.
Не слышно птиц...
...и кузнечики перестали играть, точно по мановению невидимого и могущественного дирижера подняв свои смычки.
Ни звука.
Лишь шепот набегающих волн и шелест пальмовых листьев над головой, покачивающихся на ветру.
И что-то там, за горизонтом, пока ещё не видимое глазу, но уже ощущаемое кожей, каждым из тысяч маленьких волосков-антенок на твоем теле, которые уже насторожились, словно стая луговых собачек, встали на цыпочки и вглядываются в горизонт...прислушиваются... втягивают носами воздух, в котором уже появился этот едва уловимый, такой новый, пугающий и, одновременно, манящий запах прохлады и мощи, силы и неотвратимости - запах стихии, пробуждаюшейся ото сна.
Запах, от которого по спине пробегают мурашки.
Выпрямляешься, садишься в кресле.
Поводишь плечами. Чувствуешь, как тепло с мягкостью кошачьих лап разливается меж лопаток..
Чувствуешь?..
В ногах что-то.. Кажется, Битлз играет?..
Не может быть!
Глоток.
Да, нет - точно! Кошки на спине тихонечко вытянули когти от удовольствия...

 

 

* "Отчего это овцы не носят бикини?.."




























Смотрите также:

No related posts.