Цвет

Сколько сотен раз каждому из людей задают вопрос: «А какой твой любимый цвет?»...

 И, что самое интересное, каждый человек может ответить на этот вопрос, почти не раздумывая. «Красный!» - обычно отвечала я. Да, красный, алый, бордовый, темно-коричневый, пурпурный… Весь цветовой ряд от красного до черного – возьми из него любой оттенок, и он будет приятен глазу. Мы искренне верим, что цвет сам по себе рождает в нас желание иметь его в своей жизни: чаще всего, любимые цвета перерастают в цвета одежды, машины, картин, мебели и т.д. А на самом деле, все это – полная чушь.

Цвет, тот, что мы называем, не много не мало, «любимым», должен рождать хоть какие-то эмоции. А эмоции могут вырасти исключительно из ярких ассоциаций, построенных с участием этого цвета в течение всей жизни. Например, мне еще в школе внушили, что мне идет красный цвет, что я в нем – яркая. А ведь для меня тогда, как и для любого подростка, яркость, отличность от серой толпы была источником сильных положительных эмоций. Может быть, приятные ассоциации, заставляющие меня считать этот цвет любимым, идут к чему-то еще. Я не помню.

А сейчас я понимаю, что оторванный от всего на свете цвет является всего лишь набором сигналов. Ну что ж, лучше поздно, чем никогда.

Больше всего на свете я люблю 4 сочетания цветов. Они рождают во мне сильнейшие чувства, потому что, в каком бы виде они не оказались передо мной, вызывают ассоциации с теми вещами, которые я люблю наблюдать больше всего.

Я люблю сочетание сочного зеленого и черного цветов. Это сочетание мокрых листьев лип и влажных от воды глянцевых стволов. Это лето, это проливной ливень, это вызывающий потрясающе сильные эмоции запах мокрой листвы, заставляющий задыхаться от восторга. Это то, к чему хочется прикоснуться, или же наблюдать издали… это вид из окна, это прогулки по черно-зеленой аллее из высоких деревьев, гулко шумящих над головой… Это сила, холод и приятное, наполненное восторгом одиночество.

Я люблю сочетание темно-сине-фиолетового и оранжевого. Причем, судя по огромному количеству детских рисунков, выполненных в этих цветах, с раннего возраста. Это цвета позднего вечера, еще не перешедшего в ночь. Темно-синее небо, еще не черное, но уже и не голубое, и матовые оранжевые фонари, легонько раскачивающиеся под ветром. Путешествие домой с прогулки или кружка с друзьями и родителями в детстве, и прогулки в одиночестве или с приятными знакомыми чуть позже. Холод и пар, идущий изо рта. Музыка и редкие звуки машин. Защищенность и восторг от того, как же хорошо жить... До сих пор, как в детстве, люблю выдувать струю теплого дыхания на свет фонарей и смотреть, как немного изменяются за этой недолговечной пеленой цвета! Пожалуй, именно гуляние вечером в полном одиночестве, под светом оранжевых фонарей, заставляет меня наиболее чутко прислушиваться, приглядываться и принюхиваться к окружающему миру и заставляет всю красоту мира внезапно обрушиваться на меня, почти сминая.

Я люблю сочетание темно-зеленого и белого и серебряного цветов. Это цвета елей под снегом. Неподвижность, таинственность, холод, радость и веселье (как же здорово обрушить на кого-нибудь сугробы с веток, покачав дерево! А потом закидать снежками, закопать в снег и, вытаскивая лед из-за шиворота, много смеяться). Это запах хвои и свежести, хруст нетронутого снега...

И, конечно, красный, оранжевый, желтый и темно-коричневый. Цвета огня. Тут такой пучок ассоциаций, что в 4 часа ночи я, даже если захочу, не перечислю все. Скажу лишь, что до сих пор в тлеющих в темноте августовской ночи алых углях, оставшихся после высокого костра, я вижу сокровища Горного Короля, переливающиеся, манящие, горячие, не человеческие, то есть не принадлежащие этому миру и бесполезные в нем. Но такие яркие, что остаются в памяти навсегда.

Я не привыкла строить красивые теории, не делая хоть каких-то попыток проверить их. Конечно, в данном случае, проверить я могла ее только на себе – и я проверила. Взяв в руки недавно сплетенный мной черно-зеленый кулон, я пригляделась к образам и ассоциациям, которые он породил. Нужно сказать, только одна из них разошлась с тем, что я написала ранее.

Рассматривая детские рисунки, я, как уже отмечала, заметила часто используемую сине-фиолетово-оранжевую и сине-фиолетово-желтую гаммы. Причем в тех рисунках, где я явно пыталась передать что-то положительное. Например, в рисунке «страшная ночь», небо нарисовано темно-синим, а звезды – светло зелеными; тогда как большинство ночных пейзажей все-таки радуют желтыми звездами. Значит, даже имея стереотип рисования ночи, я в какой-то момент отказалась рисовать ее по этому стереотипу, который использовался мной исключительно для положительных рисунков.

С другими цветами та же история...

Всего лишь маленький кусочек знания о себе и понимания этого знания. А так приятно на душе!


Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Узнай свой цвет ауры