Цветочки

Теперь уже и не вспомню где на днях прочитала мысль, что бывают родители-садоводы и родители-скульпторы. Садоводы помогают вырасти и расцвести ребенку, свойства которого заданы заранее и определены природой. А скульпторы воспринимают ребенка как сырой, необработанный материал, глину, из которой они должны вылепить будущую личность.

Моя мама - садовод. Не только в переносном, но и в буквальном смысле слова. Только она растения не выращивает, она им служит, не решаясь ни ограничить, ни направить их рост :) Не вникая в особенности и потребности растений, она философски относится к ним по принципу "что выросло, то выросло". Есть цветочки - чудесно. Нет - ну и ладно. Главное же - кайф, полученный от копания в земле. Поэтому уход у нее получается одинаковый и за орхидеей, и за помидором.

Мой папа любит рыбалку, а на сады предпочитает смотреть из-за забора. Хватило огородных работ в детстве.

Мой дед - был садоводом только в буквальном смысле слова. В переносном он всегда был скульптором. На его дачном участке дорожки были прямыми, малина - подвязанной и подстриженной, а яма для компоста - идеально ровной. Молодые умы, которым он преподавал, вырастали в аккуратных, ответственных, идеологически верных и высокоморальных советских граждан. Многим воспитанникам интерната, где работал дед, действительно повезло получить такой пинок из болота и выбиться в люди.

Бабушка работала на даче ради урожая, а для красоты растила комнатные цветы. Какие-то росли получше, какие-то похуже. Но это же просто цветы.

С полутора лет меня растили дедушка и бабушка. Начиная с семи лет результат их воспитания в моем лице получили в свое распоряжение мама и папа.
Ну а где-то в 14 я осталась со своим внутренним ребенком один на один. И до сих пор не знаю, что с ним делать.

Подсознание, тисненое ценностями вроде кто-если-не-я, общества чистых тарелок, "если каждый сорвет с клумбы цветок, то цветов на ней не останется" и "никогда никому мы не будем грубить, даже с грубиянами не хотим дружить, с задирами не водимся, мы без них обходимся, грязнуль не уважаем, их мыться заставляем" (авторство деда).
Сознание, переполненное двойными стандартами (дома можно, а на улице нельзя; с мамой можно, а с дедушкой и бабушкой нельзя).
Постоянное напряжение в ожидании оценки.
Лучше ничего не делать, чем ошибиться и быть отвергнутым. В любом месте, на любом шаге, при любом действии можно совершить ошибку и снова быть отвергнутым.

А сейчас и я продолжаю отвергать и осуждать своего внутреннего ребенка. По инерции отказывать ему в праве на знания, в праве на развитие, в праве на ошибки, в праве на безопасность, в праве на любовь.






Смотрите также:

No related posts.