Драконья трилогия: I. Принцесса и Песня о ласточках. Сказка

Вот читают меня, а не комментируют. Буду жаловаться! Трилогия фалья

Если кто помнит первую часть трилогии, милости прошу прочесть и остальные.
Впрочем, и незнакомство с первыми литературными потугами не должно стать препятствием к прочтению, думается мне.

Читать это всё безобразие:
(с авторскими предисловиями, послесловиями и разглагольствованиями)

Немного от автора (не, ну можно ведь, да?)

Возвращение к этому произведению, а точнее – трилогии, принесло в жизнь автора, довольно скучную и однообразную, огромную порцию радости, коей он (а то есть, я, собственно говоря) спешит с тобой, дорогой читатель, поделиться. Самая первая сказка была написана в вечер и ночь с 22 на 23 января 2005 года. Чувствую (и извиняюсь за это) что с тех пор уже немало воды утекло. Однако я нашёл смелость прибегнуть к редактированию данного текста, а также дописать, воплотить в жизнь два – неоконченный и ненаписанный – сюжета.
Искренне надеясь, что прочтение сказки (и остальных её частей) доставит вам, по крайней мере, столько же удовольствия, сколько и мне – её написание. С уважением, автор.

I. Принцесса и Песня о ласточках

М.Ф.А. и моим учителям:

Г.Х. Андерсену, О. Уайльду, Р. Желязны.

Предисловие

Давным-давно за тремя морями существовало очень старое королевство. Ты уже знаешь про королей? Короли – это люди, которых все – да-да, и даже жители других стран и королевств! – должны уважать, а взамен они должны заботиться о целом королевстве (даже, если оно совсем крохотное).
То королевство, о котором пойдёт речь в этой сказке, было, впрочем, очень большим. На его границах стояло множество высоких-превысоких и широких-прешироких гор. Их вершины уходили далеко за облака; и когда люди смотрели на них снизу, им казалось, что там – за облаками, на самых верхушках этих гор – можно найти золото, упавшее прямо с Солнца, ведь они верили, что Солнце-то, оно сделано из чистого золота!
Но они боялись взбираться так высоко, ведь поговаривали, что в этих недостижимых высотах живут самые настоящие драконы! А где же им ещё жить – драконам? Ведь всем известно, что драконы это самое золото очень любят, они собирают его в таких вот местах, куда человеку трудно добраться.
А когда Солнце, выходит, ничего не роняет долгое время, они спускаются пониже и парят, парят высоко над селениями, высматривая золотые украшения в окнах многоэтажных домов богатеев! И безжалостно отбирают или похищают ночью последнюю радость почтенного горожанина, да и вообще всего не менее почтенного его семейства, становясь посему причиной волнений и следующей за ними гипертонии, бессонницы, расстройств пищеварения и прочих неприятных болячек у добропорядочных жителей. Ах, как же это, право, невежливо со стороны этих самых драконов!
Вот так написано в третьем томе «Описаний путешествий Глупопулоса». В свое время тот объездил немало мест на Земле и поведал об увиденном и услышанном в своих объемистых трудах, дошедших по большей мере в печатном виде и до наших дней, и до наших мест.
Ещё поговаривают, в том далеком королевстве, жили люди загадочные и обособленные: они понимали язык животных и деревьев, птиц, рыб и трав, радовались восходу солнца и месяца. Разговаривая с ветром, они могли узнать о грядущей войне. Рассказывают также, что те селяне, которым случилось с ними пообщаться, докладывали о важных для королевства вещах, услышанных от тех людей, самому Королю, а ведь ты знаешь, что до Короля дойти было весьма затруднительно! А злые языки говорят, что те странные люди дружили с драконами. Но ведь ты уже знаешь, что верить злым языкам опасно?
Было это всё так на самом деле или нет, теперь судить трудно. До наших времен дошла только одна песня. Но это не простая песня! Легенда гласит, что тот народ услышал её историю от птиц, прилетавших в эту страну на зимовку, записал в стихах и положил на музыку. Но язык их давно забыт, и до нас дошла только мелодия…

1.

В небе высоко
Летят в теплый край стаей ласточки.
Вместе домой –
В окружении близких друзей своих!
Спустились на землю – попить, отдохнуть
И продолжить с весёлою песнею путь,
И отбилась, попавшись в силок
От той стаи одна из них.

Друг её ласковый мчится без устали,
Он позабыл между всеми привалами
Крылья, что близко так бились, но чувствует
Вдруг: потерял её, ищет, кидается!

Жарко и хочется
Пить, но петля держит намертво.
Сладкий окутал
Дурман, и закрылись глаза её.

Всех не упомнишь дорог, он кричит к небесам:
«Солнышко, милое!
Всё я отдам,
Но верни мне любимую!»

Нашим государством в давние времена тоже правили короли. Жил-был Король – так всегда начинаются сказки! И была у него любимая дочь Принцесса от любимой жены – Королевы. Родители принцессы очень рано поседели от забот о королевстве и не могли нарадоваться на красавицу Принцессу.
У неё были золотые кудри и ослепительные голубые глаза (мой терпеливый читатель, здесь разреши, пожалуйста, заметить, что в нашем с тобою мире красавицы бывают не только голубоглазые и златокудрые! Автору сих строк довелось увидеть и черноволосых, и зеленоглазых, и многоразличных прочих, коим, однако, не будет места в этом повествовании). И глаза её были чуть темнее, чем небеса в солнечный день, и при всём при этом казалось, что они светятся ярче, чем может светить самое яркое небесное светило.
Мы с тобой можем посмотреть на Солнце совсем недолго! Так и мальчик-паж всегда: посмотрит в эти глаза – и убежит, рассмеявшись, оставив принцессу в недоумении. Ведь ты знаешь, что очень неприлично смеяться над особами королевских кровей! Потом Принцесса стала сердиться – она хмурила брови и пристально смотрела на него, скрестив руки на груди, – и паж понял, что ведет себя очень нехорошо, и стал грустным и задумчивым. Через несколько лет он вырос совсем большим и занял важное место в Королевской Канцелярии. Он научился важно надувать щёки и ходить с гордо поднятой головой. Его подчиненные всегда сидели на работе очень тихо и портили зрение, склонившись очень низко над бумагами.
Когда Принцессе было 12 лет, она начала учиться играть на скрипке. Увлеченно она перебирала листы нотных подшивок из библиотеки Дворца. Подшивки были чистыми и очень хорошо сохранились, в этом была заслуга хранителей библиотеки: они не допускали в Королевскую Библиотеку ни пыли, ни сырости, ни мышей, ни вообще ничего такого, что книги так не любят!
Принцесса подвинула поближе светильник со стеклянной колбой – она знала, что приносить открытое пламя в библиотеку очень опасно: от одной из толстых тетрадей пахло далекими странами, как будто нездешними полями, незнакомыми музыкальными инструментами и одновременно какой-то чужой канцелярией сразу.
В тетради, как и можно было ожидать, оказалась партитура. Название её ни о чём не говорило – да и не могло сказать, ведь оно было на незнакомом редком языке – но ведь ноты во всех странах записываются одинаково! Принцессе мелодия из тетради очень понравились, и она выучила её довольно быстро.
Король рассказал дочери, что тетрадь ему прислали из далекого королевства, которое находится ни много, ни мало, за тремя морями. Он дружил с тем Королём, и как он сам рассказывал, тот даже спас когда-то во время похода за славой и подвигами ему жизнь! Юная Принцесса заворожено слушала, склонив набок голову. Мы ведь с тобой не можем сказать, что она раскрыла от удивления рот – про принцесс, пусть даже и маленьких, никто не может такое сказать! Она даже нашла в Библиотеке парочку интересных книг о путешествиях в ту страну, что так захватила её воображение!
Принцесса попросила отца, чтобы он позволил ей написать письмо в те земли, откуда пришли эти ноты, и тот, конечно же, разрешил. Так долгими месяцами самые отважные и сильные Рыцари Королевства доставляли Королевскую Почту за три моря и обратно. Об этих смельчаках и их подвигах на этом опасном пути складывали легенды и песни, некоторые их которых, возможно, знаешь и ты.
На письма Принцессы откликнулся Принц, его письма были не всегда длинными, но всегда интересными. Но потом Принцесса почему-то перестала писать, ведь у подрастающей особы королевских кровей могут найтись дела и важнее!
А пока маленькая героиня моего рассказа играла любимые мелодии в торжественной зале, где обычно проводились всевозможные балы по случаю Особо Важных Праздников Королевства.
И только кузену нашей красавицы не нравились мелодии далекой чудесной страны. Он не питал, однако, отвращения к музыке вообще. Как и его отца, покойного брата Короля, его больше привлекало величественное многоголосье торжественных гимнов придворных композиторов.

* * *

Принцессе исполнился 21 год. Здесь стоит упомянуть, что принцессы обычно выходят замуж намного ранее. Получилось так, что добрые Король и Королева, увидев взаимную симпатию Её Высочества и Принца из-за трех морей, решили, что они непременно поженятся, хотя этот брак был и не так выгоден с точки зрения Большой Политики. Да, они читали их переписку, но мы же с тобой не будем осуждать людей, души не чаявших в милом златокудром ребенке и делавших всё только для её блага?
Самые важные гости всегда заходят самыми последними, и вот, наконец, Очень Важный Слуга (кто сейчас упомнит его звание?) распахнул двери торжественной залы и громко объявил:
– Принц Из-за Трех Морей!
Король и Королева искренне радостно улыбнулись: они видели Принца таким в своих снах. Только давай, не будем с тобою осуждать их за то, что они видели такие глупые сны? Как родного, обнял Король Принца. Тот поклонился, а Король не мог ему ответить тем же, ведь королю не было положено этого делать никогда!
Принц был одет в цвета белый и золотой, на поясе его висела шпага, а его слуга нес огромный букет розовых цветов, названия которых в Королевстве не знал никто, даже ученые мужи, прочитавшие всего Глупопулоса и прочих в той же мере именитых авторов. Его прямые черные волосы были уложены, как это ни странно, по последней местной моде. Всем своим видом Принц вызвал восхищение собравшихся в этом месте в этот час прелестниц (и их внимательных матушек)!
Принц поклонился Принцессе и дал знак слуге. Взяв букет, он вручил его виновнице торжества, предварительно опустившись на одно колено. Принцесса, конечно же, успела сделать ответный реверанс, ведь она была настоящей принцессой, а Принц был настоящим принцем и предоставил ей для этого время!
– Ваше Высочество! Всех цветов, что растут на Земле, недостаточно, чтобы сравнить их с Вашей красотой и юностью! Я прошу у Короля, Королевы и у Вас Вашей руки, взамен я отдаю Вам руку и сердце, – в нужный момент настоящий Принц, конечно же, смотрел на родителей юной возлюбленной. Те улыбнулись и заранее дали знак согласия одними только глазами.
Принцесса смотрела на него добрым и открытым взглядом, чуть склонив, как будто в детстве, голову набок. Она знала, что можно раздумывать над решением ещё целый день и попросила Принца подняться, огласив присутствующим, что через день непременно объявит о своём решении.
Дальше праздник продолжился со свойственным ему величием и весельем. Нарядные гости – это были не простые, а только самые достойные гости! – танцевали в бальной зале под самые достойные мелодии Королевства. Принцесса танцевала с Принцем, и на удивление тот не совершал ошибок. Подумать только, как много умел гость из таких дремучих мест!
В торжественной зале был роскошный балкон, украшенный лепными амурчиками. Гостям, изъявившим желание, разносили лучшие напитки Королевства, а внизу Принцесса играла на скрипке. Король попросил её вспомнить мелодию из той самой тетради той самой страны, и можешь не сомневаться, Принцесса вспомнила!
Оркестр замолчал. Принцесса не играла это произведение с детских лет, и Дирижёр никак не мог знать, что необходимо будет доставать из Королевской Библиотеки для сего вечера партитуру для незамысловатой лесной песенки. Гости немного загрустили – мелодия и вправду была очень грустной. А Принцесса, доиграв, сжала губы и посерьёзнела – она не любила, когда родители вспоминали глупые детские годы. Принц улыбнулся и опустил глаза, опустив уголки губ. Он стоял совсем неподалеку.

Рано или поздно, праздник кончается.
В саду Дворца Принцесса и Принц гуляли вдвоём. Принцесса была неразговорчива и мрачна. Вот мне, к примеру, очень неприятно, когда красивые девушки вдруг ни с того, ни с сего мрачнеют!
– Вот Вы сейчас сказали, что любите меня. И ещё, позволю себе напомнить Вам, предложили руку и сердце.
– Вас это тяготит? – Казалось, Принц хочет заглянуть в её глаза, однако он шёл, немного отставая.
– Ничуть. Но Вам следовало бы принести мне более веские доказательства, нежели просто букет иноземных цветов.
Принц молчал, так как он знал, что это лишь риторическая пауза: принцесс равно, как и принцев, всегда учат говорить красиво.
– И я хотела бы попросить у Вас, Ваше Высочество, сердце настоящего дракона. Прошу не принимать меня за особу капризную и наивную: ещё в «путешествиях Глупопулоса» – а зная немного о Вас, я могу быть уверена, что Вы знакомы с этой книгой – рассказывается, будто в Вашей стране ещё остались настоящие драконы, и я также уверена, что даже если это не так, силы Вашей любви хватит, чтобы отыскать вышеупомянутую тварь, а силы Вашей руки и остроты Вашей шпаги,– чтобы извлечь оное. Я распоряжусь, наши лекари приготовят специальный раствор, находясь в котором оно не будет доставлять Вам неудобств неприятным запахом при транспортировке.
– Думаю, последнее будет излишним,– ответил Принц и улыбнулся, отведя глаза,– Глупопулос пишет, что вследствие высокого содержания золота сердце дракона разлагается очень медленно. В любом случае, можете считать, что оно уже принадлежит Вам.
Они ещё немного говорили о разных отвлечённых вещах и совсем не вспоминали давнюю переписку. Принц только напел:

Солнышко, милое,
Всё я отдам,
Но верни мне любимую!

Эти слова прозвучали на мелодию из его родной страны, той самой, которую Принцесса исполняла на торжестве. Принцесса улыбнулась незамысловатым строчкам: слова, что вышли из народа, не могут удивить искушённого слушателя или читателя витиеватостью слога и обилием вложенного в них смысла (и смысла, вложенного друг в друга, подобно матрёшке), а разве только искренностью. Уже уходя, он протянул ей маленькую книжку в бархатном переплете: там были стихи, в том числе и вот эти. Как будто бы кто-то вспомнил настоящий текст и перевел!
Принц отбыл рано утром, ещё до рассвета. Он успел попрощаться с Принцессой и её родителями ещё вечером, ведь он был воспитан ничуть не хуже! Только они не знали, что он прощается не до завтра, а до нескорого свидания. Принцесса скептически скривила губы: ей не нравился этот поступок – Принц был старше её аж на целых шесть лет, а позволял себе такие нелепые вещи!
Днём на центральной площади глашатай прочитал новость о помолвке Принцессы и Принца, а также о том, что Принц отправился в родную страну за славой и подвигами.

Через пару месяцев на родителей красавицы невесты обрушился роскошный балкон торжественной залы.. вместе с амурчиками. Ещё через пару недель пришло известие о гибели молодого Принца Из-за Трех Морей: «Погиб в неравной схватке с драконом».

2.

В небе высоко
Летит он обратной дорогою.
Пена морская
Пытается путника тронуть.
И если бы волны сумели шепнуть,
Отыскал бы скорее назад себе путь.
Так в безветренный день
Говорить с ним пытаются волны.

Мчится к Единственной он без устали,
Помня, что бросил её на привале он
И вспоминая, друг друга где взглядами
Жадно искали, пропав до конца времён.

Он не напьётся
Солёной водой, не умоется.
Жарко лететь,
И глаза застилает мгла.

Всех не упомнишь стоянок, кричит он волнам:
«Море бескрайнее!
Всё я отдам,
Но верни мне Любимую!»

Похороны прошли, как обычно проходят похороны коронованных особ. Только никто не смеялся. Ты уже знаешь, что всегда находятся завистники? Их у Короля и Королевы просто не было.
Корона перешла к кузену Принцессы. Между собой им ничего не надо было говорить: она прямо взглянула ему в глаза, развернулась и вышла. Мы с тобой понимаем, что они были слишком разные люди, и поэтому места во дворце для нашей героини не было совсем. Да и для Королевства наступили совсем новые времена! Она взяла немного денег, ведь нужно было на что-то жить в первое время (свой гардероб и украшения она собирать не стала – что я со своей колокольни оцениваю, как поступок в некотором роде необдуманный), и пошла, куда глаза глядят (но кто же из нас не совершает обдуманные поступки и особенно, когда идёт, куда глаза глядят!)
Прошагав пару часов, она вышла на берег моря. С собой у неё была скрипка. Принцесса грустно глянула на футляр, затем посмотрела на горизонт – далеко-далеко, хотя края морю там и не было видно, – села на берег и тихо заплакала. Потом она спела куплет – почему-то теперь она даже не могла вспомнить, что это была за песня – про ласточку, которая разговаривает с солнцем.
День был солнечным. Вдоль берега шла невысокая женщина с маленькими быстрыми глазками и мускулистый господин – такой уверенный в себе человек не мог быть иначе, как господином, пусть хоть и насквозь пропахшим рыбой!
– Висельник, я тебе говорю ещё раз: если хоть ещё раз ты, хоть одну селедку, которую ещё пока Одноглазый жив был, поймал, и которая сейчас догнивает в трюме его корабля, притащишь, я тебе её…
Она не договорила. Они поравнялись с зареванной Принцессой, и женщина обошла её сбоку и наклонилась:
– Ой да, молодка, хвать реветь тебе! Что ли топиться собралась? Из-за мужика? Ну-ка, вставай, пошли! – Наша красавица совсем даже не собиралась прыгать в море.
Они пошли. На этом берегу моря Ястребиха – так звали эту женщину – держала таверну. Торговцы, обыкновенно только из путешествующих по суше, останавливались у неё, да и некоторые моряки заходили – ведь только Ястребиха умела по-особенному готовить рыбу. Для этого ей приходилось много кричать и даже временами бить кухарок и посудомоек. Принцесса тоже была взята посудомойкой, хотя на неё-то как раз и не приходилось даже кричать: посуду она мыла исправно.
Её сразу прозвали Скрипачкой, хотя на скрипке она не играла ни разу, а потом кто-то из завистниц порвал на скрипке все струны. Трогать её боялись, ведь её опекала сама хозяйка, хотя грубили и пытались подколоть, делали мелкие пакости. Ястребиха остригла ей золотые локоны – теперь стрижку можно было легко убрать под косынку – и выдала новое рабочее платье. Платье сидело просто ужасно! Но до этого ли посудомойке Скрипачке?
Висельник часто заходил – он поставлял самую лучшую рыбу и почти не пытался обмануть хозяйку трактира. Он смотрел, не отрываясь, на Скрипачку, кусал губы, а если та случайно обернётся – быстро делал вид, что не смотрел вовсе. Он очень боялся Ястребиху!
В городе объявился новый капитан. Он приехал издалёка, привез не один сундук денег (все дивились, как же он доехал невредимым!), пил ром с одним местным капитаном целую неделю, покалечил не один десяток храбрецов-грубиянов, купил у капитана-собутыльника не такое уж и старое судно –
вот какой лихой он был,
новый Капитан!
Удивительно, но даже при рассказе о нём слова самовольно складываются в стихотворный размер, хотя будьте уверены, автор не отличит ямб от хорея!
Капитан уже успел побывать в таверне – тут он и провернул первую сделку. Когда пришла работать Скрипачка, он уже ушел в первое плаванье на новоприобретенном корабле.
Он вошел в тот день, улыбаясь так, что почти не было видно глаз, зато было хорошо видно множество золотых зубов и золотую серьгу. Рыжие волосы его выбивались из-под красного платка – ветер не должен мешать настоящему Капитану!
– Ай да прелестница! – Он сразу обратил внимание на Скрипачку. – За сколько же пудов золота я смогу приобрести такой брильянт, хотел бы я узнать, как только увидел тебя?
– Капитан, зубы лишние остались? – поинтересовалась Ястребиха, демонстративно взяв в руку молоток для отбивки мяса.
– Да тихо ты женщина! Видишь, любуюсь: золотую оправу волос прячет этот драгоценный камень под косынкой, не иначе!
– Я те, подлец, ща твои полудрагоценные зенки повыщелкаю, оба глаза и сразу, – парировала Ястребиха и начала приближаться.
– Ой ли, даже посмотреть нельзя!
Затем Капитан употребил внутрь (щедро угощая завсегдатаев заведения) почти все запасы лучшего красного вина и того, что к нему заказывают настоящие мужчины, не боящиеся соли и ветра. От таких гостей Ястребиха никогда в накладе не оставалась!

Скрипачка сидела на берегу. Она часто выходила туда, когда ей было грустно. Ветер слегка шевелил грубое платье, а её остриженные волосы, освобожденные из-под косынки, развевались, будто радовались давно неожиданно обретенной свободе. Был вечер. Она задумчиво и лениво бросала гальку в воду, глядя совсем уж куда-то не туда, куда следует.
Капитан подошел уверенно. Он даже что-то говорил. Она посмотрела на него и неуверенно улыбнулась: Капитан ей нравился. Он взял её за руку и просил подождать, пока не вернется из очень далекого плаванья в очень далекую страну. Он обещал, что возьмет её замуж, привезет самое лучшее свадебное платье из тех далеких краев из самого дорогого шёлка. Скрипачка улыбалась. Разве кто-то может раздобыть платье дороже, чем те, что носят принцессы? С их стороны это было бы в высшей мере неприлично! Она кивнула ему, и он ушел, только что-то он ещё говорил. Кто теперь упомнит?
Он ушел в последнее плавание. Да-да, последнее. Его корабль скоро вернулся, только без него. Пьяный боцман рассказывал, что когда они проходили мимо тех мест, где сирены поют свои губительные песни, все залепили уши, привязали к штурвалу рулевого, остальные попрятались в трюм, Капитан же выпрыгнул в море и поплыл к сиренам. Рулевой пытался его окликнуть – но что там! Разве внемлет голосу разума тот, на кого подействовало их пенье?
Скрипачка проплакала всю ночь. Почему-то ей думалось, что она даже не успела спеть ему ни одной песни, ни разу не сыграла на скрипке…
На следующий день она ушла.

3.

Он приземлился
Устал, но нашел её – мертвою.
Плачет, ведь сердце
У птиц – чуть не то же, что и твоё.
И он запевает: про дальние земли,
Про море меж ними, про чистое небо,
Он пел, что отдал бы весь мир,
Что любил, за Любимую…

Песни кончаются рано иль поздно,
Смотрят на птиц удивленные звезды:
Кто вдруг не спит, кто всё спорит с судьбою,
Кто всё отдает, отравившись мечтою.

Шепчут высокие травы
Над ласточкой сжалившись:
«Съешь это зернышко –
Боль отойдет от твоей души».

Он покачал головой и ответствует с горечью:
«Травы высокие!
Всё я отдам,
Но верните Любимую!»

Она ушла ещё до рассвета. И, конечно же, предупредила хозяйку, ведь она продолжала оставаться настоящей принцессой.
На другом конце города мало кто знал о ней, ведь там были крестьянские дома. Домишки, так их лучше назвать, стояли далеко друг от друга: большие наделы, надо сказать, были у крестьян того Королевства! А вот дом Управляющего был повыше остальных. Управляющий вёл дела графа, владельца земель, следил за тем, чтоб богатство его только умножалось, был мировым судьёй. Граф предпочитал вести, как можно, более удалённую от красот природы жизнь, тем более он аллергией.
Будто зная, она постучала в двери этого дома. Пока прислуга подошла к двери, за спиной Принцессы возник молодой человек.
– Добрый день! Прошу, проходите, госпожа сейчас спустится.
Госпожа – румяная полная дама, супруга Управляющего – почивала, и раннее пробуждение не входило в её планы, однако она спустилась, премило улыбаясь, ведь она была тоже хорошо воспитана. Она очень хотела дать хорошее воспитание своим детям. Как раз сегодня она ждала учителя и гувернантку – Скрипачка не стала разубеждать новую хозяйку в том, что она не есть гувернантка. Напротив, она продемонстрировала свои познания в географии и истории, а также игру на скрипке и фортепьяно. Пришедший с ней студент был настолько удивлен, что на вопросы хозяйки отвечал сбивчиво, заикался и краснел. Отвечал он, всё же, достаточно грамотно и полно, та осталась довольна и, довольно хохоча, воскликнула:
– Право же, сударь, немедленно прекратите краснеть, как майская роза! – Заставив Студента покраснеть ещё больше.
Управляющий оказался степенным полным мужчиной. Он очень любил рассуждать о лошадях, политике и вине. Его дети, однако, рассуждать о лошадях не любили, а просто весело катались на них под присмотром конюха и няньки. Все пятеро, они постоянно носились по дому с невероятной скоростью – только когда не занимались уроками с учителем и гувернанткой! – и выдумывали всевозможные проказы, например, надеть на старушку-лошадь папин парик, или подложить Студенту на стул нелюбимую тыквенную кашу – ведь тот так долго объяснял им, что полезная пища не всегда бывает вкусной. Самые младшие норовили дернуть Студента за вихры или взять его книгу и, раскрыв, вещать важным громким голосом о том, что «гиппопотамы-де не равны по катетам Александру Македонскому».
Поздно вечером, бывало, в темных коридорах, Управляющий пытался схватить Скрипачку и прижать покрепче к себе, но всегда её спасала какая-нибудь случайность, как то скрипнувшая невдалеке дверь.
Жизнь протекала размеренно. Студент перестал краснеть и заикаться при виде образованной Скрипачки, и стал подолгу разглагольствовать о различных новостях из мира философии. Вот от этого он мог покраснеть, да ещё как! Как будто в его маленьком мире происходило что-то важное, только наша красавица грустила о своем, часто пропуская мимо ушей жаркие речи домашнего учителя.

Однажды Студент сказал:
– И ради любви я бы собственными руками добыл хоть сердце дракона!
Скрипачка выронила чашку с чаем и облилась. Она даже не стала вытирать униформу, убежала к себе в комнату и уткнулась в подушку. Зачем он напомнил ей о том жестоком поступке! Хотя он и не виноват вовсе, все равно, зачем?!
Совсем юный и неопытный Студент, конечно же, влюбился в нашу с вами Принцессу, и, конечно же, он совсем не умел ухаживать за девушками! Не то, чтобы он носил ей, к примеру, ромашки – и это не стоило бы осуждения, ведь настоящие ухажеры умеют носить чудесные ромашки и преподносить их так, что это запоминается на всю жизнь. Он приносил красную розу и помятый листок с сумбурными стихами, в которых что-то было написано про борьбу человека со стихией, про львов и тигров, про усталость и понимание законов мироздания. Затем он что-то бурчал и быстро-быстро уходил. И ещё, он опять начал краснеть, что уж совсем недопустимо в процессе ухаживания (со стороны ухажёра, следует отметить во избежание недоразумений, а с противоположной стороны – как раз приветствуется)!
Хозяйка стала брать уроки игры на фортепьяно, услышав, как играют её дети.
Скрипачка краснела и чему-то улыбалась, перечитывая в своей комнате невнятные стихи на помятой бумаге.
Студент заболел. Темной вьюжной февральской ночью он умер. Доктор, осматривавший его, шепнул хозяйке, что Студент был отравлен мышьяком. В течение долгого времени его подсыпали в пищу. Скрипачка слышала это, она быстро взглянула в лицо Управляющего и удостоверилась, что всё понимает правильно.
Работнички кладбища долго рыли могилу в промерзшей земле, ругая последними словами тех, кто умер этой зимой. Слов этих Скрипачка не слышала, да оно и к лучшему, знаете ли. На похоронах она не проронила ни слезинки – стоял сильный мороз.
Ночью она ушла. Тайком.

4.

Ясную ночь
Заслонили вдруг тучи огромные.
Вот он лежит,
Не поёт, ведь и песня закончилась!
Ветер играючи рвет нить непрочную.
Страха не ведая, рвет, непокорный он,
Воет, играет, гнет ветви и с морем тягается.
В разные стороны всем, что находит, кидается.

Птиц разметал он в два счета по острову,
Ударил влюбленного о камень острый.
Всё не поймет он, о чем тот тоскует,
И отчего не сыграть с ним в игру его.

Ветер кричит задорно и браво
Птицу подняв над лихими волнами:
«Взвейся, забудь её, силой померяйся
С юным Зефиром! Летай, брат, и смейся!»

Он покачал головой и ответствует с горечью:
«Ветер, мой брат!
Всё я отдам,
Но верни мне Любимую!»

В церкви было очень тихо. Даже органист в тот день ушел домой, вместо того, чтобы разучивать новые партии и заночевать, должно быть, он взял по дороге доброго вина и согревался, вознеся хвалу Творцу.
Дверь открыл юноша. Взгляд его был очень тёплый, точь-в-точь как у покойного Короля, его роскошные волосы спускались до плеч. Также юноша имел смешную жиденькую бородку.
Скрипачка вошла, а он прикрыл за ней дверь; дверь была не заперта, а продрогшая девушка стучалась, видимо, она давно не посещала храм! Юноша, оказавшийся семинаристом, прислуживавшим в храме, не стал расспрашивать её об этом.
Он напоил её горячим чаем и угостил цукатами. Скрипачка отогрелась, хотя снег на волосах её растаял, и теперь они вымокли. Она взахлёб рассказывала многое из своей жизни, ведь он будущий священник, а священнику рассказывают всё!

Она жила его милостью при храме совсем недолго. Однажды долго и внимательно смотрел на неё, а потом сказал:
– Обет безбрачия должен вскоре связать мои руки, но им не удастся связать моё сердце. Счастье моё, бежим, и я подарю тебе всю свою жизнь и всё, что успею приобрести, пока судьба не разлучит нас навеки! Далеко отсюда мой родной дом, одно твоё слово – и мы отправляемся в путь!
Скрипачка ответила коротко:
– Бежим.

Трудно бежать весной. Трудно бежать от своей судьбы!
Они собирались очень тщательно. Ничего не забыли, однако поклажу было нелегко проносить через болота и весенние леса. Вслед им качали головой жители селений, когда они перебирались через весенние речки по навесным мостам.
Они не решались заходить в церкви, ведь кто знает, как быстро идет весть о отринувшем сан Семинаристе? Церковь в те времена судила строго и скоро.
Так они двигались куда-то на юг.
Вскоре они добрались до гор. Горы уходили высоко в небо, и казалось, что они встали непреодолимой стеной. Жители уже неизвестно которой страны, селившиеся у их подножья, не были такими уж и религиозными, поэтому путники не преминули воспользоваться их гостеприимством. Проведя пару ночей, они обменяли с полдюжины хороших охотничьих ножей – все, что у них были – на теплую, но тяжелую одежду: предстоял тяжелый переход через горы.
До самых вершин они подниматься не стали: откуда-то Семинарист знал горную тропу поближе и пониже. И когда они дошли до места, где начинается спуск, он чуть приотстал.
Принцесса улыбалась открывшемуся виду: внизу, в стране долгого-долгого лета, цвели удивительные цветы и деревья и так хотелось быстрее спуститься и вдохнуть аромат долгожданного счастья, зажмурившись и подставив лицо лучам приветливого солнца! За спиной раздался голос, но это почему-то был не тот голос, что носил юноша со смешной бородкой.
– Вот мы и встретились, Любимая!
Принцесса обернулась, вздрогнув. Её подхватил за руки Принц. Он выглядел счастливым, вернувшись с долгожданной невестой в родные края.

Заключение

В сотнях шагов друг от друга –
Забыв попрощаться навек потеряли друг друга
Любимый с Любимою.
Мир, ты простишь его?
Он всё отдаст
За любимую
Ласточку!..

Пока они преодолевали последний спуск, он рассказал, что возвращался Капитаном, Студентом, Семинаристом, и вот, наконец, вернулся Принцем.
– Теперь у тебя есть сердце дракона! – Прокричал наш герой и его слышали поля, реки, леса и горы, а Принцесса засмеялась и склонила голову на его плечо: она поняла всё, ведь она была очень умна и образована!
А вот любопытный читатель может спросить: а где ж это сердце дракона, откуда-де оно взялось, да и когда? А вредный писатель да и предложит ему перечитать сказку, глядишь, отыщется в ней это место, стоит только глянуть повнимательней!..











































































































































































Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Драконья трилогия: III. За славой. Сказка
  2. Вещи, дела и деньги. Сказка.
  3. хорошая сказка
  4. Сказка от Маврика и КузьмичЪа.
  5. Очередная сказка