euthanasia injection

Позади меня кирпичная кладка клеймёная компанией Bornholm, отличительный для них жёлтый цвет резко контрастирует с подтёками багровой органики.
Стена, на высоте полтора метра от персидского ковра, усеяна цилиндрическими  углублениями, я невольно вспоминаю пчелиные соты, наполненные густым, липким мёдом.
Из одной из сот вырывается сгусток серебра, пересекая затылочную и тёмную долю мозга,  сгусток вывинчивается из отверстия в моей лобной кости, стягивая мимические мышцы и заживляя пористую структуру кожи. Углекислый газ, некогда освободившийся из меня по средствам выдоха, снова наполняет мои лёгкие.
Сгусток серебра, продолживший свой путь, рассекает воздух, и  уходит в глубину дула Silver Mauser-а, отжимая одновременно баёк и пружину, возвращается в родное гнездо к своим братьям 45 – го калибра. Тонкие пальцы с кричаще-алым маникюром ослабляют давление на курок.
Я вспоминаю дивное лето 1939 года, Хрустящий хлеб который пекла моя мать, долгий ливень в Москве, смывший пыль с мостовых и наши обиды друг к другу.

Напротив меня стоит деревянный антикварный стол,  покрытый белой кружевной скатертью, капли крови на персидском ковре взмывают в воздух к моему большому пальцу и заползают вверх по фаланге. Я подхожу к столу и опускаю взгляд на изящный каллиграфический почерк, наполняющий нитями смысла белый лист бумаги, сразу за текстом стоит кровавый отпечаток. Я не пытаюсь читать, я итак знаю суть, я просто опускаю свой большой палец на кровавую печать.
Её нежные руки опускают Silver Mauser в футляр, обитый красным сукном, она закрывает крышку, я успеваю заметить гравировку на красном дереве «euthanasia injection».
Моя плоть поглощает первую каплю крови, я отвожу острую английскую булавку от своего большого пальца.

События произошедшие пять минут назад, каким-то невообразимым образом скрутили время в обратном направлении возвращая меня к первоначальной точке отсчета. 
...
- Здравствуйте, я увидел объявление на двери парадной.
- Добрый вечер, я так полагаю вы ознакомились с нашими услугами, и ценами.
- Да, конечно, я могу расплатиться облигациями? Я хочу испытать на себе вашу инъекцию, Девушка с кричаще-алым маникюром выдвинула ящик стола, а другой рукой, одновременно с этим достала из ящика белый лист бумаги с рукописным текстом.
- Тогда всего пара нюансов, ознакомитесь с контрактом, и если вы находите его приемлемым, мы скрепим его кровью, это подтвердит Нам, Ваши твердые намерения...
-















Смотрите также:

No related posts.