Гетерогенность внутренних форм слова, действия и образа. Часть 5

Гетерогенность внутренних форм слова, действия и образа. Часть 5


Наконец, слово (которое тоже есть функциональный орган), рассматриваемое как внешняя форма, может содержать, в дополнение ко всем оптическим и внутренним формам, о которых писал Шпет, образ и действие. Не забудем, что и само слово может выступать в роли действия – перформатива.


Обозначения

А – афферентатор полимодальный;

П – схемы памяти;

Од – образ действия;

Ос – образ ситуации;

ИП – интегральная программа, план действия;

М – моторный компонент;

ДП – дифференциальная программа;

К – контроль и коррекция;

1 – предметная ситуация (двигательная задача, мотив);

2 – установочный сигнал;

3 – текущие и экстренные сигналы;

4 – текущие и экстренные команды;

5 – изменение предметной ситуации;

6 – информация из окружающей среды;

7 – информация из схем памяти;

8 – актуализация образа;

9 – информация релевантная двигательной задаче;

10 – формирование программы, плана действия;

11 – схема действия;

12 – детализация программ действия;

13 – моторные команды;

14 – текущая информация от движения;

15 – текущий коррекционный сигнал;

16 – упреждающая обратная связь;

17 – коррекционные моторные команды;

18 – конечная информация от движения;

19 – изменение предметной ситуации (информация для образа ситуации и образа действия);

20 – изменение предметной ситуации (информация для полимодального афферентатора);

21 – конечный результат;

22 – информация в схемы памяти.


Во всех перечисленных случаях внутренняя форма оказывается виртуальной, а форма внешняя – вполне реальной. Легко заметить, что слово, действие, образ выступают то в роли внутренней формы, то в роли внешней формы, что позволяет сделать общий вывод об обратимости (по крайней мере, частичной) внешних и внутренних форм. Невидимая внутренняя форма превращается в видимую, а последняя, в свою очередь, становится невидимой. Нечто подобное происходит с действием и страстью, с мыслью и словом, смыслом и значением. Метафора ленты Мёбиуса, использованная для характеристики взаимоотношений последних, пригодна для любых внешних и внутренних форм. Согласно такой логике, внутренние формы не исчезают, а продолжают участвовать в восприятии, памяти, мышлении, действии.

Falla ru


А. В. Запорожец


Действие, образ, слово, чувство, мысль, воля, то есть все то, что объединяется понятиями «психические процессы», «психические акты», «силы души», представляют собой живые формы. А раз живые, то, следовательно, активные, содержательные, незавершенные, беспокойные… Как душа! Каждая из них не является «чистой культурой». Одна форма содержит в себе другие. Работает древний принцип «Все в одном, одно во всем», что не мешает их относительно автономному существованию. Но и сохраняя свою автономию, они «помнят» о своем происхождении и остаются гетерогенными формами. Гетерогенность образа, слова и действия зафиксирована во множестве поэтических метафор: «умное делание», «око души», «поэтические органы чувств», «органы чувств теоретики», «кинетическая мелодия», «живописное соображение», «разумный глаз», «глазастый разум», «душой исполненный полет» (о балете), «зрячих пальцев стыд» и т. п. Одна из самых замечательных (как и последняя) принадлежит О. Мандельштаму:


Это зренье пророка подошвами

Протоптало тропу в пустоте.


Гетерогенность слова, образа, действия – основа их обратимости, о которой говорилось выше. Они не только обратимы, но и побратимы, так связаны кровеносной системой смысла.

Во внутренних формах действия и образа имеются свои динамические формы, подчиненные смыслу двигательных или перцептивных (возможно, созерцательных) задач. Известно, что мы можем внутренне проиграть действие до действия или после действия (если уже не поздно!), можем манипулировать образом, трансформировать (mental rotations) его и т. п. Динамические формы слова, образа и действия обогащают друг друга. Образ и действие, как и слово, выполняют оперативные функции, которые, как и в случае слова, могут отделяться от значения. На последнее обращал внимание Шпет. Мгновенности мысли может быть поставлена в соответствие симультанность образа, а возможно, и внутреннее проигрывание действия. Наконец, между словом, образом и действием возможен обмен функциями, в том числе, видимо, интеллектуальными. Говорим же мы о визуальном или музыкальном мышлении. Проигрывает же опытный дирижер во внутреннем плане за 1–2 минуты целую симфонию. «Внутреннее проигрывание» – это активный покой, иногда – покой отчаяния, недеяние, которое не является пустым. П. Валери говорил о молчании как об искусстве безмолвствования. Оно может быть занято созерцанием настоящего, погружением в себя, переживанием и осмыслением прошлого и предстоящего и, наконец, безмолвной молитвой.



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Гетерогенность внутренних форм слова, действия и образа. Часть 4
  2. Гетерогенность внутренних форм слова, действия и образа
  3. Поиск действий в умственных действиях. Часть 4
  4. Слово без слова. проблема остается. Часть 2
  5. Поиск действий в умственных действиях. Часть 5