Гордыня

... В данной статье мы постараемся дистанцироваться от архивно-биографических изысканий и сосредоточить свое внимание на всестороннем анализе одного из самых значительных текстов Миллера, романе "Тропик Рака".
Эпиграфом к "Тропику" стали слова великого американского поэта и философа Р.У. Эмерсона: "Эти романы постепенно уступят место дневникам и автобиографиям, которые могут стать пленительными книгами, если только человек знает, как выбрать из того, что он называет своим опытом, то, что действительно есть его опыт, и как записать эту правду собственной жизни правдиво"(Миллер Г. Тропик Рака. СПб., 2000. С. 20).
Вырванная из своего контекста, цитата звучит как пророчество, открывающее перспективу освобождения литературы, которой в будущем суждено преодолеть границы жесткой художественной формы. Открывая "Тропик Рака" подобным предуведомлением, Миллер дает понять читателю, что его роман - образец как раз такого рода литературы. И здесь выполнены два требования, которыми Эмерсон обусловил ее появление: обретение человеком своего истинного "я", изначальной основы собственной индивидуальности, и способности откровенно говорить и писать от имени этого "я". Миллер видит здесь проблему и подталкивает нас к мысли, что опыт, который мы принимаем за свой собственный, подлинно индивидуальный, зачастую таковым не является, а эмоции и мысли, составляющие содержание нашей личности, навязаны нам извне некоей трансцедентной инстанцией. Соответственно человеку необходимо выяснить, что именно в его сознании не пренадлежит изначально его "я". Отделив этот чужой опыт от своего "я", личность обретет понимание собственного опыта и станет тождественной самой себе.
А.Аствацатуров. Феноменология текста

... И вот, глядя мечтательно в ту бескрайность туманов, государственный человек из черного куба кареты вдруг расширился во все стороны и над ней воспарил; и ему захотелось, чтоб вперед пролетела карета, чтоб проспекты летели навстречу - за проспектом проспект, чтобы вся сферическая поверхность планеты оказалась охваченной, как змеиными кольцами, черновато-серыми домовыми кубами; чтобы вся, проспектами притиснутая земля, в линейном космическом беге пересекла бы необъятность прямолинейным законом; чтобы сеть параллельных проспектов,пересеченная сетью проспектов, в мировые бы ширилась бездны плоскостями квадратов и кубов: по квадрату на обывателя, чтобы... чтобы...
После линии всех симметричностей успокаивала его фигура - квадрат.
Он, бывало, подолгу предавался бездумному созерцанию: пирамид,треугольников, параллелепипедов, кубов, трапеций. Беспокойство овладевало им лишь при созерцании усеченного конуса...
А.Белый. Петербург








Смотрите также:

No related posts.