Homo Irrationalez, 17-18 мая

Или День рождения всех - опен-эйр, который имел место быть на Щепкинском болоте. Двое суток в отрыве от города. Эмоционально и красиво уже сказано, поэтому будет просто отчет о том, как это было.
Работы по обустройству поляны начались инициативной группой с вечера пятницы, который проходил в поиске желающих помочь и канистр для бензина, привозе и сборе оборудования, заготовке дров. В то же время раскинулся палаточный городок вокруг лагеря. Чуть позже вешались по дороге указатели, сооружался костер, терялись в темноте топоры, ставились тенты и освещение, шел дождь, музыка заглушала мат и все остальное. Так продолжалось до 6 утра.
Не исключено, что наблюдая за усилиями тех немногих Небесная Канцелярия сжалилась и утром субботы великодушно отменила потоп. Несмотря на масштабы бедствия это дало возможность повесить качели, поставить шатер, доделать сцену, начать работу чайному домику, высушить феном и отрисовать заново с новоприбывашими то, что было начато и размыто дождем еще ночью. К заявленному началу, т.е. к полудню, катастрофически не успевали, хотя люди уже начали собираться. Но к середине дня поляна преобразилась - детей развлекала Академия сказок, повсюду висели гирлянды разноцветых обрезков ткани, коридор из приветственных надписей занял свое место. Проделанный в столь короткий срок объем работ поражает воображение, опен начался.
Много и в то же время ничтожно мало Later и Умки, живой и настоящей среди нас, под впечатлением от которой прошли мимо все до Fox Major. Вовка Кожекин, Аэроглиф с Небословом и вырубившие окончательно мозг последняя песня Кавео и холод. Особо стойкие добрались до палаток поздним утром или не спали вовсе. Проснувшись в 7 утра воскресенья получил от Юдичева звание массового глюка.
На второй день опена поляна начала жить собственной жизнью - приходили и сами находили себе занятие молодые люди, разжигались костры, велись размеренные беседы, пробегали мимо особи с какого-то телеканала. После полудня Стас и Джекилл в срочном порядке гоняли за бензином, ибо по плану должна была начаться музыкальная часть дня, выступающие были уже на месте, а генератор не работал. Но в конечном итоге этот день действительно получился более душевным что ли: минимум людей, максимум красивой музыки и охрипший Джим. В 9 вечера расходятся последние слушатели, кто-то что-то зачитывает со сцены, складываются тенты, разбирается сцена. В начале одиннадцатого покидаю поляну, оставшиеся же еще до 5 утра решают вопросы с развозом оборудования и вытаскиванием застрявших в грязи машин. P.S.: Спасибо всем, кто...
Фотоальбом.







Смотрите также:

No related posts.