из интервью с Борисом Гребенщиковым:)

— Вас вообще как-то волнует, что как будто не осталось живых людей, на которых можно было бы ориентироваться?

— Раньше мы знали, что, скажем, Довлатов не подведет. Сейчас можно говорить, что такой человек — Юра Шевчук. Правда, я продолжаю считать, что лучше ориентироваться на Лао Цзы и святого Серафима Саровского.
Как вам удается так хорошо все понимать, но при этом не чувствовать себя обиженным?
...
— Если все всегда плохо — значит, тело уже умерло. А тело же все-таки ходит, движется: значит налицо и «плохо», и «хорошо». И если при этом нервы все время дают сигнал «плохо», значит с нервами что-то не в порядке.
При этом нужно признаться, что поводы быть недовольным тем, что делается в государстве, есть всегда, начиная с постоянного искажения правды в СМИ. Подлинных фактов сегодняшнего дня мы не знаем и никогда не узнаем. Вся информация безнадежно отредактирована. Да, собственно, о чем можно говорить, когда почти 50 лет тому назад даже не в России, а в «самой демократической и свободной стране мира» на глазах у всех спокойно застрелили президента и до сих пор не признаются зачем. О какой правде и каких фактах может идти речь?

— Недавно в одном самолетном журнале мне довелось читать интервью с Игорем Губерманом, и он упомянул мудрую пословицу, которая бытовала у него на зоне. В очень мягком варианте она переводится: «на обиженных воду возят». А в оригинале: «обиженных е..т». Говорят, что нужно по капле выдавливать из себя раба. Раб всегда обижен. Вот и получается: чтобы стать человеком и зажить по-человечески, надо по капле выдавливать из себя «обиженного».

— Так, кстати, если верить английской литературе, мог бы сформулировать свою позицию англичанин, считающий себя снобом.

— Да, сноб — это существо, которое чувствует себя существом обособленным. Но, как мы знаем, «нет никого, кто был бы островом». Все мы части одного целого. Но та история, о которой мы заговорили, мне вдруг напомнила начало книжки Карлоса Кастанеды «Путешествие в Икстлан». Дон Хуан учит Кастанеду стирать свою личную историю. И объясняет почему: пока все знают, кто ты такой и какой ты, и твою реакцию — ты всегда будешь в плену образа. И, соответственно, будешь несвободен. Но разве мы родились на свет, чтобы делать то, что от нас хотят? В 14 лет я услышал, точнее, прочел, что-то похожее в интервью с Миком Джаггером. «Если ты начнешь думать о том, — сказал он, — что другие люди думают о тебе, — ничего сам не сделаешь». Он спас меня этой фразой. Нужно, чтобы правая рука не знала, что делает левая.

— То есть вы не из тех, кто любит думать о прошлом?

— Я никак не могу понять, зачем это делать. Зачем, когда такая веранда, такое солнце. Наше прошлое и будущее — это только наше сознание. А наше сознание — это именно то, про что говорится в молитве «избави нас от лукавого». Мне всегда лучше там, где я нахожусь в конкретный момент, — пусть я даже буду сидеть в городе Брянске под дождем и пить водку.

Б.Г.
http://www.snob.ru/selected/entry/21344







Смотрите также:

No related posts.