Как меня зовут?

Здравствуйте. Простите, что не представляюсь – у меня нет имени. Я даже не знаю, кто я: мальчик или девочка – мне всего три недели. Хотя я могу сказать уже три недели. Я думаю, что буду мальчиком. Я когда увидел свою маму, то подумал, что ей обязательно нужен защитник. Нет, я не думаю, что мой папа плохой и не надежный. Но мамам, порой, даже от пап нужна защита. А у меня, наверное, самая прекрасная мама, она такая красивая! У неё светлые волосы, голубые глаза, она, когда улыбается, то, напоминает мне светящуюся звездочку. Пусть она ещё пока обо мне не знает, но я её люблю.

Моя мама (мне так нравится это говорить) ещё учится. Мы просыпаемся с ней очень рано – надо ехать в институт – и ложимся очень поздно. Она много сидит, поэтому часть дня я провожу в неудобном положении. Иногда даже боюсь, что у меня голова будет неправильной формы из-за такой сдавленности, и я не смогу очень коротко стричься. Ну, ничего. Буду носить шевелюру как у одного дяди, он певец, кажется. Мама, когда видит его по телевизору, смеется. Так звонко, так радостно. У неё чудесный смех. Это лучшее, что мне когда-либо доводилось слышать. Может, я даже петь научусь. Буду совсем как он, и мама никогда не будет грустной, не будет плакать. Это очень больно, когда мама плачет.   А вообще моя мама молодец. Вот только ест мало. Очень мало. Если так дальше будет продолжаться, она совсем слабенькой будет, голова кружиться будет постоянно. Нас ведь двое теперь. Наверное, это всё оттого, что она обо мне ещё не знает. Когда поймет – всё совсем по-другому будет. Я уверен, что она обрадуется. Мне говорили, что она всегда мечтала о детях. Скорее бы уже.

Сегодня мы были у врача. Врач щупала мамин живот, надавливала. Надо будет сказать, когда научусь говорить, что это очень неприятно. А ещё лучше – сам стану врачом. Это, наверное, так здорово говорить женщинам, что они беременны! Это так здорово видеть улыбающихся, счастливых мам. Мы люди вообще рождены только затем, чтобы быть счастливыми, отдавать себя другим и получать других взамен, наполнять Вселенную собой, добром, радостью. Вот только мы этого не понимаем. Точнее, понимаем, но тогда, когда жить уже некогда. Так не должно быть. Я обязательно всем скажу об этом!

Сейчас уже ночь. Мама до сих пор не спит. Ещё бы! Она так обрадовалась, когда узнала, что я есть, что сердце до сих пор колотиться. Я чувствую каждый его удар. Вот только мне от этого нехорошо. Больно. Слишком сильные толчки. И сжимает меня со всех сторон. Давление на меня как на воздушный шар. Похоже, мама сидит, прижав  колени к груди. Надо потерпеть. Конечно, она волнуется. Имена мне подбирает, профессии, цвет глаз. Я потерплю. Скоро уснет. Будет полегче. Главное, что она теперь всё знает. У меня самая лучшая мама. Это будет первое, что я скажу – «мама».

У мамы опять слишком сильно бьется сердце. Она снова у врача – опять эти надавливания. Лучше бы сказали, что ей нельзя так волноваться. Хотя…Мамино сердечко успокаивается. Другое дело. Врач наверное объяснила всё. Только мне больно. Очень.

Я лечу. К свету. Куда-то высоко. За мной захлопываются старые железные двери. И падает стальной засов. Я не вернусь назад. Это всё. Всё…А я так хотел жить…

 

P.S. Простите, что так и не рассказал вам всем, что жизнь – это самый драгоценный дар, который дан человеку, что счастье – это мамин звонкий смех и возможность дышать, а самый волнительный выбор в жизни – выбор имени для своего ребенка. Я же так и не узнал, как меня зовут.




Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. День Памяти отца А. Меня
  2. Можно меня за праведную жизнь не в Рай, а в Норвегию…