Когда бесправие становится правом

Когда бесправие становится правом

Убежище в Дании

Когда бесправие становится правом


Information, 21.08.2009

Иракцы. Для политической общности нет ничего ужаснее, чем когда несправедливость становится необходимостью

 

Жаль, но это правда. Это стало девизом в политической Дании: все едины в том, что это неприятные судьбы и жёсткие фотографии иракцев, не получивших убежища в Дании и теперь депортируемых обратно. Но политики в правительстве и оппозиции, принимающие решения, превозносят до уровня особой добродетели это оправдание несправедливости. Это выкрикивается до особой формы ответственности не заниматься тем, что кажется основательно неприемлемым: арест иракца, подвергавшегся в своей стране пыткам, депортация психически и физически больных иракцев в страну, в которой нам не дают никаких гарантий, что он не будет жертвой агрессии. Один стар, у другого шизофрения, а у третьего дети, прожившие более 10 лет в Дании, но, согласно политическому консенсусу, не стоит себя этим отвлекать: это стало единственной возможностью отказывать в убежище или гуманитарной визе иракцам, годами прожившим в палатках в Дании. В этой связи становится значительным, что этот консенсус на тему «миграционной политики», достигнутый в 2001 г. по боевому кличу, что не стоит принимать отказ в том, что политически возможно, сам закончил тем, что оказался в такой позиции, где политическое действие исключено. Как говорится жаль, но это прада, а урок таков: ничего нельзя поделать.

Моральная необходимость

Категорический отказ от политического действия обосновывается двумя необходимостями – моральной и юридической. Моральная необходимость ссылается на выживание нации: если мы не будем их высылать, то в Данию понаедет беженцев со всего мира, и это социальное государство в конце концов рухнет. То есть, если мы предоставляем гуманитарное право на проживание этой особо нуждающейся группе, то нуждающиеся группы со всего мира с криком «убежище» поедут в Данию. Другими словами, наша страна рассматривается как крепость, и открытие крепости всего лишь для одного станет открытием для всех. Это подаётся как абсолютное или-или. Это представление мы слышали раньше в самом деле часто, и оно в этом и другом случае неправильно. То же самое говорится о «правиле 24-х лет», но правительство само ни разу не верило в свой миф о вымирании: датское правительство активно участвовало в разработке этой директивы о миграции, которое похоронило правило 24-х лет. И в Данию не «понаехало», как это называют. Ведь другим иракцам выдавали гуманитарные визы, и всемирного потопа не случилось.

К тому же спокойяо воспринимается то, что группа иракских беженцев, которым отказали в убежище, находится в одинаковых условиях с миллионами беженцев со всего мира. Но это конечно же не так – одно только их долгое пребывание в Дании на временном основании делает их особой группой. И это не спорная оценка. На этой неделе оказалось, что Бирте Рённ Хорнбех, перед тем, как она стала министром по интеграции, сама сказала, «что ведь существует особая отдельная группа, прожившая тут пять, шесть или восемь лет». Позиция Рённ правильна: интересное не в содержании высказывания. Интересно то, кто это сказал, и то, что сейчас в роли министра она говорит что-то другое. Тут окрывается дистанция между явно разумной и властной риторикой. Снаружи это ирациональная логика, обобщающая беженцев всего мира во вражеском образе метафизического потока, открывающая миф о бое за выживание нации, в котоый не верят даже министры из правительства.

... и политическая

Так называемая юридическая необходимость ссылается на правовое государство, демократию и независимый судебный институт, Комиссия по Беженцам. Условия для предоставления гуманитарной визы в первую очередь политические, и только во вторую очередь юридические. Другими словами, именно это и является спорным. Это должно обосновываться аргументами правосудия, а не ссылаться на это как на необходимость. Но правительство и, к сожалению, социал-демократы, рассматривают это как абсолютный авторитет закона, который ставится под сомнение, когда они позволяют себе расходиться во мнениях. Симптоматично, что тех, кто проводит демонстрации, министры называют «уличным парламентом» и «автономными». Общее собрание дедушек и бабушек за убежище, церковное убежище, злобных студентов и массу прочего клеймится деструктивными силами общества. Но и в ООН также нет единогласия в оценках датского правительства, директор Института Прав Человека Йонас Кристофферсен указал, что в вопросах как датских так и иракских властей и вообще позиции иракских искателей убежища очень много неопределённости, что эти дела конечно же не решены. Эта открытая политическая дискуссия высмеивается и вообще отметается. Явне неприемлемое превращают в гарантию выживания нации и правового государства. И даже политическая свобода воздействия на то, что все находят грубым и жестоким, не используется. Существует связь между тем, что человек переживает и на что надо воздействовать, и тем, что человек узнаёт и на что он может воздействовать, и тут эта связь ломается.

Нет ничего настолько уничтожительного длядемократического, политического общества, чем когда с чужими страданиями можно смириться и принять. Это не странно, а деструктивно, что политические лидеры, которые ведут себя как великие надзиратели в музее социального государства, закапывают политическую свободу и превращают её в нечно, что они называют «действием». Эта ситуация предполагает, что что-то должно быть сделано, но власть имущие настаивают, что поделать ничего нельзя. Речь не идёт о доброте, милосердии и сострадании. Речь идёт о политической справедливости. Речь идёт о том, что фундаментальная политическая солидарность уничтожается, когда неприемлемое становится единственно возможным. И как говорил Бертольд Брехт, которого с тех пор везде цитируют в качестве замечательного демократического нравоучения: когда бесправие становится правом, противостояние становится обязанностью.



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. И вряд ли это уже когда-нибудь вылечат.
  2. когда все идет не так
  3. «Счастье — это когда тебя понимают»
  4. Как упаковать подарок, когда рядом кот(кошка)
  5. Транзитные встречи, или когда нам до кого-то есть дело