Кому легко?

Как пульс в голове: мне тяжело, мне-тяжело, мнетяжело... Говорить о чем-то? – да только об этом. Думать о другом – подобно предательству. Пожалеть себя, накрутить еще больше, найти виноватого и линчевать его за единственно неправильно сказанное слово.

Однако, есть опыт, который подсказывает, тихо шепчет, да просто шевелит губами, отчаявшись быть услышанным, что ВСЕ ПРОЙДЕТ, причем, безвозвратно...

Позавчера ездили с Соней к врачу. Решили поехать на поезде, не срывать папу с работы, чтобы он нас довез, не ехать на машине самим, чтобы не переживать из-за трафика и парковки, да и просто на людей вокруг посмотреть.

Мы с коляской, поэтому сели в закутке, где сиденья длинные, друг напротив друга. Там обычно такие, как мы, с колясками, да пенсионеры. Хотя, в это время повсюду только такие как мы, да пенсионеры.

Тетка. Если бы я увидела ее в России, то сразу бы сказала, что это туристка. Когда-то модная кепка с огромным козырьком, темные очки на пол лица, расслабленные руки. Лет ей, по виду, около 65. Сил в ней еще много. Пытаюсь представить ее в молодости: высокая, стройная, ни грамма лишнего веса, развернутые плечи, длинная шея...

Что за этим выцветшим фасадом? Дети? Наверное... такие же заботы, что и у меня. Да, точно дети... она проверяет свои трицепсы: обвисшие, бледные. Она просто почесала там что-то, заодно и оценила – видно, когда-то ее волновало то, как они выглядят, а с детьми меньше всего думаешь о трицепсах. Да, все-таки дети у нее есть... Нет, она не часто их видит сейчас. Они выросли и разлетелись кто куда. Если бы это было по-другому, у нее взгляд был бы наполнен заботами, хлопотами. По ее взгляду – у нее и внуков нет... А взгляд ее говорит о болезнях. У здорового человека другой взгляд: острый, внимательный, ну, хотя бы как у этого старика, что на другой лавке. Этот здоровяк старшее нее, а все в шортах ходит и выставляет свои накаченные ляжки. Одним словом, тетка хронически болеет, хотя думает, что для ее возраста это нормально. Да, однако, как темные очки меняют представление о человеке. Она снова их одела и снова превратилась в недоступную туристку.

Сижу я напротив этой тетки, вся в «мне-тяжело» заботах и понимаю, что у нее уже все прошло, Что, скорее всего, она бы неоглядываясь вернула бы все эти заботы, предложи ей исполнить одно ее желание. Как безвозвратно уходит то, чем мы щедро швыряемся, уверенные, что будем жить вечно. Как нам надо любить все эти трудности и заботы. Как нам надо понимать, что чем труднее, тем сильнее эффект замедленного времени и ощущение, что ты ничего не пропускаешь и тебе не о чем будет впоследствии жалеть...


Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Кому война, а кому – мать родна.