КОНЕЦ ВЕКА

КОНЕЦ ВЕКА

Новая статья Шейха

 

 

Для людей разумеющих важно уметь распознавать, на каком отрезке они находятся в развитии тех или иных событий. При Гитлере, умным евреям, вполне понимающим происходящее вокруг них, было предельно ясно, что надо бежать – тем, кому такого понимания не доставало, были попросту вычеркнуты из жизни ужасами той эпохи. То же происходило и представителями буржуазии в канун коммунистической революции. Осознавать, в какое время ты живешь, не только помогает избегнуть катастрофы, но и дает сил добиться вершин на последующем историческом этапе.

 

За свое существования Великобритания пережила множество периодов «обновления». Первую модель гражданского соучастия и социальной справедливости англичанам дали датчане. Позже на более высокий уровень развития культуры, архитектуры и рыцарства страну вывели переселенцы из северной Франции. Насильственное обезлюживание шотландского Хайленда с его клановыми структурами со стороны представителей англо-германской элиты не только нанесло ущерб этой старинной культуре горцев, но и, с другой стороны, вызвало ее воспроизводство на новой почве – в Новой Зеландии, Австралии и провинции Нова Скотия. Как говорят в Хайленде, «Если черная кожа – значит, он из наших мест, только с избытком протеина».

 

Созданные величайшим английским монархом Генихом Восьмым государство, культура и этос позволили освободить страну от невежества, темноты и мизогиничности Католической Церкви, освобождая место для широкой прослойки аристократии, связавшей воедино народ и элиту. Эта система, погибшая в период мирового капиталистического кризиса 30-х годов, ненадолго возродилась в своей финальной стадии в лице последнего аристократического вождя Уинстона Черчилля – потомка великих Мальборо.

 

Черчилль назвал Битву за Англию – воздушные бои Второй мировой – «прекраснейшим часом», и был, конечно же, прав. Период с 1945 года до кончины Черчилля – это период распада Британской империи, прогнувшейся перед выработанными Вильсоном и Рузвельтом принципами американской внешней политики. Период, последовавший за Черчиллем – это редукция Парламента, от органа власти – к ведомству по распределению бюджета.

 

В Британии наступила эра торгашей. Сначала Хит, потом – Тэтчер, якобы «модернизируя» и возрождая Великобританию, попросту утерли ноги об авторитет Парламента и его структур, фактически отменили полномочия Кабинета министров, оставив единоличную власть премьер-министру, имеющему за плечами безвольной правительство и могущественную финансовую контору, получающую указания из Сити.

 

Нам в 21 веке не следует забывать, что после Второй мировой, т.е. с середины 20-го века, Британия предельно истощена, ее лучшие представители погибли, ее Империя канула в небытие, и лавочники пришли к управлению страной. И подобно тому, как исчезнувший Хайланд дал жизнь и жизненные силы новым странам на другом конце глобуса, точно так же и отвергнутая Империя рождает новую силу, подступающую к Британским островам. Режим бакалейщиков образца конца 20 века, изо всех сил занятый передачей реальной власти новой финансовой олигархии, осознает в то же время ту опасность, которую его власти представляет массовый ввоз рабочей силы из стран Южной Азии. В своем бесстыдном расизме, они клеймят этих новых британцев как азиатов или черных. Мало сказать, насколько это все вульгарно – даже при переписи населения требуется указывать расу и религию человека.

 

За 50 лет с момента появления новых британцев их соседи успели понять, что те стали неотъемлемой частью общества, шаг за шагом вносящим все больший вклад в здоровье нации – как в моральном, так и в финансовом плане. К сожалению, как то приходится наблюдать, режим Блэра относится к этой среде не в категориях попечения и заботы, но контроля и вмешательства во внутреннюю жизнь. Невеселый крах квази-социалистических доктрин левых из числа сторонников Блэра ведет к тому, что значительное число новых британцев оказываются на обочине, лишенные нормального школьного и университетского образования.

 

В тот же самый период безумная, нигилистическая ярость выходцев из Арабского мира, которую повлек за собой коллапс насеровского социализма, переросший в войну враждебных друг другу сил, предстала перед миром в обличии терроризма. На то имелось три причины. Во-первых, ближневосточный филиал американских банкиров под названием «Израиль». Во-вторых, военно-финансовое оснащение Саудии и Эмиратов теми же самыми банкирами по мере их доступа к нефти. В-третьих, крушение пост-насеровского социализма, совпавшее с выходом наружу «Братьев-мусульман», означающее превращение единственной образованной нации в Арабском мире в рассадник интеллектуального и финансового рабства – сначала при Садате, теперь при Мубараке. Эти три направления жадной и безответственной политики, проводимой теми, кто сегодня контролирует сенаты, ассамблеи и парламенты, привело  бесправную, раздробленную и деградировавшую арабскую нацию к состоянию нигилизма, когда отцы велят своим послушным сыновьям привязать к поясу взрывчатку, где самоубийство становится тщетным протестом против неспособности отцов жить так, как следует жить.

 

Мы пришли к той черте, когда отцы убивают своих сыновей, и сыновья предпочитают жизни – жертвоприношение.

 

В этой перспективе и следует рассматривать катастрофический кризис эпохи Блэра. Нельзя, в то же самое время, забывать и про финальную стадию развития демократической системы – рассмотрим ее применительно к трем странам. В каждом случае – выбор между жизнью и смертью, кризис, вызванный необходимостью подобного выбора, и в каждом случае – полная неспособность режима не то, что этот кризис разрешить, но попросту нормально функционировать.

 

1. США. Финансовая элита, через послушную Администрацию, представленную безнадежно неадекватными и психиатрически ущербными лицами, ввергла страну в фантастическую «войну с терроризмом»: этот термин не поддается ни геополитическому, ни рациональному толкованию. Столкнувшись с военной катастрофой и гражданским хаосом, американский электорат голосует за оппозиционную партию, требующую прекращения войны. В результате, Сенат, следуя воле избирателей, требует завершения войны – а в ответ говорят, что война будет продолжена. Президент, таким образом, обнаруживает свое нутро диктатора – как де юре, так и де факто.

 

2. Франция. Франция достигла того порога финансовой трансформации, который был востребован при Тэтчер. Это потребовало и той же самой формулы власти, гарантировавшей появление в Англии финансовой системы тэтчеризма. Дело осуществлялось на двух уровнях. Во-первых, понадобилось изобрести центристскую партию, которая бы «разрядила» усталость электората от противоборства двух партий своими призывами к единству на базе «среднего пути». В Англии такая партия в свое время была создана Роем Дженкинсом – теперь он лорд Дженкинс – что гарантировало раскол социалистического электората. Во-вторых, кандидат, желающий победы, должен был сыграть на традиционно-направленной, правой политике величайшего исторического националистического лидера. Так мелкая выскочка Тэтчер примерила на себе мантию великого лидера нации – Уинстона Черчилля.

 

Подобно Ротшильдам, создавшим Дженкинса, финансисты в сегодняшней Франции проспонсировали создание центристской партии, поддержав Байру, чьей задачей стало «разбить парадигму противоборствующих партий». Кандидат на победу, призванный олицетворять национальную гордость и наследие, должен был позаимствовать идеи крайне-правого националиста Ле Пена. Кандидат должен был предстать как наследник Де Голля. Не француз, фактически - венгерский еврей, при превосходной поддержке со стороны СМИ (его компанию «вели» оба ведущих медиа-олигарха) он предстал, однако, как объединивший нацию голлист, сфотографировавшись рядом с огромным каменным крестом на могиле генерала. Чтобы поднять свои ставки, он открыто заявил, что его любимый классик – Селин, который, помимо того, что «классик», был еще и откровенным антисемитом. С его избранием подошла к концу старая Франция, но вместе с тем, как и в случае с Британией, открывает новая история с ее новыми французами – берберского, мусульманского происхождения.

 

3. Палестина. Еще даже де юре не государство, находящаяся под оккупацией – одновременно садистской и психотической, управляемая несуществующим (по крайней мере, никем не избранным) образованием под названием «мировое сообщество», согласно указаниям которого для того, чтобы приобрести человеческий облик - надо отказаться от сопротивления, чтобы начать магический «демократический процесс» - осудить «терроризм». Палестинцы попытались создать демократически избранное правительство – в буквальном смысле слова, причем практически из вакуума, так как у него нет почвы под ногами. Палестинцы покончили с ситуацией, когда избранный большинством Президент был также главой формального Сопротивления – ООП. В ходе своих парламентских выборов они добились прихода к власти Правительства реального Сопротивления – ХАМАС. Народ, массы хотят ХАМАС – а руководство ФАТХа хочет власти и денег. Теперь те и другие убивают друг друга на улицах палестинских городов. Провал демократии в Палестине – это провал не только руководящих Палестиной монстров: премьер-министр, посылающий молодых палестинцев совершать акты суицида – удивительно, как такого оставят у руля? – и Президент, окруженный придворными мафиози и сомнительными союзниками за рубежом.

 

Единственный политический выход для Палестины может быть найден на руинах демократии. Палестина наглядно показала всему миру, что ни одно демократически избранное правительство не имеет реального доступа к финансовому ресурсу нации, что такое правительство в каждом случае вынуждено полагаться на указания своих «попечителей». Единственная для палестинцев альтернатива хаосу и порабощенности – освобождение из израильских застенков Марвана Баргути, помещенного туда после показного судилища. Хотя я и не согласен с его политической программой, полагаю, что в настоящее время Баргути – единственный, кто на палестинских территориях олицетворяет понятия  правды и чести.

 

То, что лишь Баргути может на сегодняшний день спасти Палестину, свидетельствует, что диалектика текущего исторического процесса возвращает нас к эпохе личной власти – после провала механизма существования систем, отделенных от своих материальных уз. Вернемся, тем самым, к одному важному и безрадостному моменту завершающегося кукольного спектакля Тони Блэра. Присвоение рыцарского звания автору скандальной книжки, оскорбляющей нашего Пророка (да благословит его Аллах и дарует мир!) – событие шокирующее, провоцирующее и оскорбительное для мусульманских подданных Соединенного Королевства. Зачем такая награда? За автором не замечен литературный талант; его стиль грамматически неустойчив и сползает в журналистику. Уму непостижимо, чтобы такого могли наградить за «качество» его литературных произведений. Может, все дело в том, что автор – шиит, и в своей проклятой книжонке пропагандирует шиитские доктрины? В чем роль псевдо-фетвы Хомейни – в том, что благодаря ей, вокруг автора создан санитарный кордон, гарантирующий, что смертный приговор так никогда и не будет приведен в исполнение. Все потому, что он подверг нападкам мусульман и нашу религию? С точки зрения персов, он представляет аномалию. Вполне в порядке вещей, что Президент Ирана, в присущем ему риторическом стиле, сообщит нам, что их великий лидер имеет право издавать фетвы, которые сегодня правильны, а завтра – нет? Пока он не объявлен душевнобольным, как то утверждают американские СМИ, еще не поздно реактивировать ту фетву и доказать нам, что в политических доктринах шиитов имеется хоть какое-то постоянство.

 

С точки зрения англичан, данное событие нанесло колоссальный ущерб  социальным отношениям между британцами и привело к отчуждению значительной части британского общества. Обесчещение рыцарской чести вызывает, в свою очередь, два вопроса. Во-первых, как понимать, что подобное мероприятие могло происходить без консультаций премьер-министра с Наследником престола. Если премьер советовался с Королевой, то следует отметить, что, принимая во внимание ту фазу развития, которую проходит страна, а также заслуживающую сожаления уязвимость монархии перед лицом СМИ, Королеве, со своей стороны, надлежало – и впредь надлежит – уделять большее внимание консультациям с Наследником. Учитывая понимание принцем Уэльсским Ислама, знание им мусульманского мира и озабоченность проблемами мусульманского населения Британских островов, не побоюсь утверждать, что сам он выступил бы резко против подобного шага.

 

Теперь ясно, что, понимая, в какой век мы живем - в век стремительно разрушающейся демократической структуралистской системы, - императивом становится восстановление прав и привилегий Монархии. Это единственный способ предотвратить гражданскую войну в момент финансового коллапса. Высшие титулы – герцог, граф и маркиз – должны снова стать «даром Его Величества», без необходимости получения согласия со стороны Парламента. В насущных интересах британских мусульман – чтобы Королева играла активную и решающую роль в будущих назначениях, затрагивающих поддержку и защиту наших великих либеральных традиций социальной справедливости. Я имею ввиду, прежде всего, назначения на должности лорда-канцлера и главного прокурора – теперь, когда свободолюбивые традиции наших отцов эпохи Плантагенетов смешались и продолжают смешиваться с мусором полуграмотными депутатами Парламента.

 

Во-вторых, в ответ на эту открытую атаку премьера против мусульманского сообщества, важно, чтобы наш протест не принял формы уличного действа. Нельзя допускать того, чтобы мусульманину или мусульманке грозил арест из-за этого убогого авантюриста, намеренно искавший сенсаций в своем опусе. Нет. Ответ должен быть гораздо более политически эффективным.

 

Я убедительно прошу каждого имама мечети по всему Соединенному Королевству публично заявить с минбара, что ни один мусульманин на предстоящих выборах не должен голосовать за лейбористов. Призыв должен означать отказ от поддержки любого кандидата от лейбористов – ее надо отдать будущему правительству Дэвида Камерона. Отныне, голосовать за лейбористов – значить соучаствовать вместе с ними в их нападках на Ислам. Не случайно, что наш психически неуравновешенный премьер как раз накануне вернулся после упоительной встречи с римским карликом. Он уже вверг страну в военную катастрофу по наводке из Вашингтона. А теперь новая миссия – поддержать Папу в его анти-исламской кампании, повинуясь директивам этого экс-нацистика из Ватикана.

 

Поместим мусульманскую общину Великобритании в самое средоточение общественной жизни. Поддержим христианскую монархию в противовес блэровским планам построения атеистической республики. Отдадим голоса тем политическим партиям, которые видят, что обновление общества для Великобритании – в открытии Ислама. Век безмозглого террориста-смертника окончен, как закрыта и его бессмысленная программа. Арабские извращения религии, Дин, наиболее резко воплотившиеся в порочных «живых бомбах» и не менее порочной индуизации женщин, включая закрытие лица – прямо противоречат повелениям Корана и Сунны, требующим, чтобы лицо было закрытым. Все это должно исчезнуть в Британии, точно так же, как сжавший челюсти Блэр уступает место раззявившему рот Гордону Брауну – корсетный образ которого, в свою очередь, тоже исчезнет вскоре, освободив дорогу новой фазе в истории Британии, отмеченной постепенным распространением Даавата, что в  следующем десятилетии приведет к принятию умеренного и гармоничного Ислама, подобно тому, как при Елизавете Первой произошло великое культурное пробуждение Англии и ее языка – при Елизавете Второй произойдет открытие Британией Ислама.

 

Мы молим Аллаха направить нас в век личной власти, защищенной от крайностей мудрыми советами с представителями всех слоев общества – Академией, военными кругами, представителями медицины, судьями… Имея сильное мусульманское присутствие в самом сердце британской политики – и этим местом отнюдь не является Парламент – мы победим. Ля Галиба илля Ллах.

Кросс-пост: Человек конца 20 векаnorm_blog



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Конец?
  2. Видные политические деятели ХХ века в оценках жителей постсоветских республик
  3. Конец света!!!
  4. Фишт конец
  5. Конец. Джакарта – Бали. 21.08