Кукольник

Пасмурным теплым вечером, ничем не отличающимся от череды обыкновенных летних вечеров, я встретила кукольника. Я сразу поняла, что он – именно тот, кого я давно искала, кто стоит за сценой и дергает за ниточки, заставляя плясать фигуры. В руках кукол у него не было, но из вен тянулись едва заметные серебряные нити, уходящие в туман. Кукольник не обратил на меня внимания и, раскачиваясь, будто во сне, продолжал идти по переулку, тихо стуча каблуками женских сапог. Я попыталась привлечь его внимание, чуть замедлив шаг и украдкой посмотрев ему в лицо.
Кукольник не глядел на меня, но внезапно проговорил странно хриплым голосом:
-Ты еще не собираешь джокеров?
Внезапный порыв ветра, принесший эти слова, показался мне донельзя холодным, и мое сердце сжалось от страха: слова разорвали тишину, окружавшую таинственную фигуру, а без этой атмосферы взаимодействие со странным и, что уж скрывать, неприятным существом, вызывало дрожь. Он знал о прочитанной мною книге, я же не знала о нем ничего.
-Нет.
Я хотела заставить себя пойти быстрее, но любопытство взяло верх: что может рассказать мне это странное существо? Я ведь не кукольник, и подобного опыта у меня, наверно, никогда не будет. Или, пришла в голову неприятная мысль, я совсем маленький, слабенький, начинающий кукольник, если меня это интересует...
Лицо его оказалось морщинистым, чего я не замечала раньше. Глаза светились.
Я набралась смелости и спросила:
-Куда ведут эти нити?
Старик (да, теперь я, наконец, поняла, что ему очень много лет, может быть, даже несколько сотен) закашлялся, думая, отвечать ему или нет – стою ли я того?
-В мою сказку, конечно. Куда же они еще могут вести?
-А сама сказка? Она существует? – Это казалось в тот момент таким важным...
Кукольник сделал резкий шаг вперед и, кажется, попытался меня ударить. Но руку его не пустили слабо светящиеся серебром путы. Лицо его исказила бессильная ярость, и он почти зашипел:
-Существует.
Я помню, что бежала и бежала вперед, выдыхаясь, спасаясь от опасности, которую он в себе нес. Серебряные нити, его жилы и вены, скользили у меня над головой, сливаясь в одну точку где-то впереди, в темноте. Очутившись в парке, я почувствовала себя в безопасности. Здравый смысл подсказывал мне, что узел сплетения находится совсем недалеко, но на душе стало необыкновенно спокойно. Я шла по песчаной дорожке, и, стараясь не думать о старике, рисовала в воображении яркие картины, незнакомые сюжеты, истории жизней несуществующих людей. На какой-то момент я потеряла контроль, упиваясь красочностью фантазий, и споткнулась. Настроение – хоть сейчас распахнуть крылья и взлететь! Голова кружилась от свежего ночного воздуха и запаха мокрой листвы.
-Как же хорошо! – проговорила я, откидывая голову назад и смотря в черное небо.
-И мне, - услышала я уже знакомый голос. – Хорошо, правда?
Оказывается, это была не моя сказка! Сердце сжала тоска.
-Да, не твоя. – Голос сзади.
-Моя может быть еще лучше! – выпалила я на одном дыхании, не оборачиваясь, чтобы не видеть этих светящихся верой глаз. Если бы я попыталась присвоить его сказку себе, сияние бы потухло, и я не решилась, подозревая, что несогласие будет равносильно убийству.
-Тогда удачи тебе.
Я брела по темной улице, едва переставляя ноги. Время от времени, я поднимала глаза, но сверху стекала лишь густая чернота, через которую не проглядывало серебро. Если сцена и существовала, то меня уже не было на ней.
Чувствуя, что упустила важный шанс, я никогда еще не была так уверена в своей правоте.
























Смотрите также:

No related posts.