лакистрайк

Утро-врасплох. Последние выходные августа. Там за плотными шторами, за тонким стеклом просыпается Прага. Сине-красное утро.
Сквозь синюю ткань скромно свет. Всё наконец стихло.Твои-мои сумки на полу. камера движется по кругу, общий план сверху. Проснулась с чувством, будто проспала целую вечность, хотя когда мы добрались до кровати оставалось всего пару часов. Приоткрыла глаза на черно-белый циферблат - длинная стрелка на 270. Рано, будильник заведен на ровно. Я - укутанная в платье и балахон. Рядом лежит Джереми Фитч, обнимает за коленку. спит или нет. На подушке наши руки, устремленные к друг другу. рука движется.
мне кажется ты вообще не спал.
Сейчас произойдет что-то непоправимое, но я еще не знаю об этом. Нет, эта история не об промискуитете. У нас еще есть 15 минут до вечности. 14 минут до того как усатый загорелый водитель поприветствует пассажиров, надавит на педаль и с 19 остановки вокзала ровно в 8:00 отъедет автобус на Берлин. Автобус, в который в последнюю минуту запрыгнет девушка. Но сейчас нас просто нет в этом мире. Он осталася за тонким стеклом и плотно-синей тканью. Мы в не его
30 секунд, чтобы все изменить.
Такое случается: ты доверяешь свою жизнь человеку, которого занешь пару часов, и потом понимаешь, что это оказалось намного вернее, нежели если бы это был кто-то провереный.
Мы столкнулись в тот момент нашей жизни, когда мы оба путешествовали, без особой цели, когда все люди, которых ты знал остались за какой-то непреодолимой чертой, и их отсутствие не вызывает в тебе ровно никаких эмоций, и ты, как ребенок заново познаешь эту жизнь. и тебя радует абсолютно всё. каждая мелочь. Ориентируешься только на собственные ощущения. Смотришь человеку в глаза - и вот оно, словно рекошет.
Полночи мы поднимались и спускались по лестницам, каждый раз он брал меня за руку и шел вперед, расталкивая толпы псоглавцев, иногда те оказывались голограммами и нас шарахало об стену. На последнем этаже собрались супермены. Там мы и нашли приют. Сейчас наверное кто-то усомнится в реальности этой истории. Но если бы мои глаза были объективами, или у меня был бы порт с кременевой пластинкой, я бы показала вам кадры-фотографии. Хотя прошел месяц и если учесть динамику жизни, я подозреваю, что людей, присутствоваших в тот момент в том доме просто уже нет ни в моей памяти, ни на этом, ни на том свете и ни в каких других мирах тоже нет. Да это и не важно.
Мы будто застыли, боясь, что любое движение выдаст нас. Слышу первые аккорды в моей голове. Well I rode out to the ocean. Нет прошлого, невозможно думать о будущем. Есть только то, что ты видишь. Последнее, что помню, это как пыталась превести "umarme mich" на английский, ничего не выходило, и видимо я так и уснула.
Дальше, что-то случится, мозг заставит вернуться, дальше много быстро резких действий будут сменять друг друга, я ругаюсь матом, ты смотришь, вспоминаю, что ты не понимаешь, что значат все эти прекрасные слова. к лучшему. 15 минут до отправления моего автобуса. И это абсолютное чудо, что вокзал оказался так близко к гостнице, и что я побежала в нужную сторону. Хотя до сих пор не понимаю какого- черта я все-таки уехала в Берлин. Видимо мозг подумал что нужно выполнить все по плану, но он не знал, что все успело изменится.
Уже убегая вспомнила, что не попращалась. на прощанье обнимаю, рука на затылке.
Позже вечером в Берлине, я узнаю о том, что ты уехал в Италию.
Извини, что убежала. Я ведь на адреналине.
дай им шанс. попробуй доверять людям. Я не верю никому. Мне просто везет.
не бойтесь путешествовать в одиночку!
















Смотрите также:

No related posts.