Литературная Москва в трауре

Великая и несравненная, душа и голос времени — в Москве сегодня прощаются с Беллой Ахмадулиной. Центральный дом литераторов погрузился в траур. В зал, где привычно звучат стихи, сегодня приходят, чтобы почтить память поэтессы, сумевшей своим особым даром примирить читателей и критиков, знатоков литературы и тех, кто от поэзии далек.

Надрывным лиризмом она подчиняла стадионы. Тысячи слушателей замирали под обаянием ее изысканных строк. А те, кто лично был знаком с Беллой Ахатовной, отмечают ее бесстрашие, отзывчивость и честность. И на это Ахмадулина отвечала, что просто старалась всегда быть собой.

В Центральном доме литераторов прошла гражданская панихида. Там находится корреспондент НТВ Юрий Кучинский.

Сегодня в не таком уж большом зале Дома литераторов собралась, наверное, вся литературная Москва. По крайней мере те, кому действительно нужно было проститься, приехали к полудню, к официальному началу церемонии.

Все происходило без особой суеты и длинных очередей, как-то очень камерно и лирично, как сами стихи Беллы Ахмадулиной, звучавшие в зале.

Ее близкие рассказывали, что Белла Ахатовна очень тяжело пережила смерть Андрея Вознесенского этим летом. Такая утрата могла только усугубить проблемы с сердцем и приблизить печальный финал.

В каком-то смысле можно сказать, что Белла Ахмадулина стала жертвой своего же пророчества. В посвящении Андрею Вознесенскому она писала: Так исполнено будет судьбою. Только вот что. Когда я умру, страшно думать, что будет с тобою. Только это «страшно думать» досталось ей, пережившей друга.

Можно сказать, что сегодня в Москве прощаются с эпохой, и это не будет каким-то преувеличением и просто громкими словами, ведь Белла Ахмадулина принадлежала к тому времени, когда поэт в России еще был больше, чем поэт. А выражение «властитель дум» еще не казалось анахронизмом, ведь Евтушенко, Ахмадулину, Вознесенского знала вся страна. А кто кроме завсегдатаев Букеровской премии знает сегодняшних поэтов?

Это было то время, когда литературные произведения еще не стеснялись называть стихами, романами, повестями, а не как сегодня безликим словом текст.

Наталья Солженицына, президент фонда Солженицына: «Белла очень выделялась не только в своей молодости и не только в зрелые годы, но и особенно сейчас, когда произошла такая массовая, я бы сказала, порча душ, когда на сердце у многих наросло сало, а душа покрылась паршой. А вот Белла оставалась благоухающей душой до самого конца».

Алексей Петренко, народный артист России: «Она была сосредоточием чудес, которые больше никогда не повторятся. Это внешняя красота, голос, который никогда не повторится. Это талант поэтессы, вернее сказать, поэта, и знаете, как у музыкантов бывает, у нее неповторимый тембр, как у скрипки Страдивари».

Михаил Жванецкий, писатель: «Сейчас писательство и поэзия перестали быть стеснительными и женственными. Она была стеснительной, женственной, застенчивой. И это идеал того, какой должна быть поэзия».

Те, кто не был сегодня в Центральном доме литераторов, еще могут услышать стихи Беллы Ахмадулиной и песни, написанные по этим стихам, просто спустившись в метро. «А напоследок я скажу», «даруй мне тишь твоих библиотек» — авторов этих слов похоронят на Новодевичьем кладбище.


Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Москва-Челябинск-Екатеринбург-Москва
  2. «А напоследок я скажу…»
  3. Москва это ужасный город…
  4. Третий раз в первый класс (Metallica, 24.04.2010, Москва, Олимпийский).
  5. Mayday, 16 апреля 2010. Москва. Впечатления