LXXIX: Эрнст Юнгер. «На мраморных утёсах»

LXXIX: Эрнст Юнгер. «На мраморных утёсах»

Кеппельсблеек

Учёба отнимает тонны времени, поэтому, соответственно, и времени на чтение отводится очень мало, не считая чтения материалов для занятий. За первую половину этого года я сумел прочесть две книги не связанные с курсами, обе на Песахских каникулах, одной из них была "На мраморных утёсах" Эрнста Юнгера.
Я, мне кажется, уже как то писал про Юнгеровский роман "Гелиополь", на этот раз речь пойдёт о более раннем, и совсем другом, по меньшей мере в структуральном понимании, романе.
Во первых, этот роман короче. Во вторых, он построен вообще не как роман с общепринятой точки зрения. Он больше напоминает повествование рассказанное в прокуренном баре где то в провинции, за несколькими кружками пива, или, если хотите, бокалами вина.
Как и в Гелиополе, место в этом романе абсолютно вымышлено. За якобы фантастичностью романа, без всяких сомнений, кроется ожесточённая критика, и тут важно упомянуть когда роман впервые увидел свет.1939-й год. Я вообще не понимаю каким образом этой книге дали выйти, хоть и не очень большим тиражем, ведь роман пропитан в каждой странице критикой зверского режима. Образ Старшего Лесничего, безусловно, олицетворяет нацистский режим, а полчища варваров его сторонников. Я попытаюсь сейчас упомянуть основных второстепенных персонажей, и, как я это понял, кого они представляют, кого Юнгер пытался описать упоминая их:
- Фон Сунмир - это аристократия. Старая аристократия (не смотря на то что сам персонаж молод), с её представлениями о мире и о порядке, о морали и о этике, глубоко уходящие в лета, к сожалению потерявшая смою монополию на власть и государственный порядок, из последних сил пытающаяся противостоять тем с кем у неё не было и не может быть ничего общего.
- Беловар - эмансипированное (как это давно произошло в Европе) крестьянство, которое плевать хотело на тех кто сверху, они лишь не любят когда посягаются на то что принадлежит им, и с оружием в руках готовое разорвать глотку тем кто осмелился посягнуть на их землю (читай имущество, урожай, образ жизни итд, итп).
- Отец Лампрос - немного странный персонаж, который, как можно понять по его сану, олицетворяет церковь. Как и оба предыдущих - абсолютно бескомпромисен.
- Бракмар - персонаж, который соответственно описанию должен был якобы быть на стороне Лесничего, но вовремя переметнулся на сторону коалиции (про коалицию это я сам только что придумал, данное объединение сил против Лесничего в романе так не называеться). Особенно режет глаз его тесное сотрудничество с Фон Сумниром, которое, как бы не очень логично.
- Биденхорн - уже сдавшийся оппортунист, который по статусу и положению  должен был быть на стороне коалиции, но когда сообразил что силы Лесничего превышают, переметнулся на его стороны отказавшись от сопротивления. Тем не менее он тайком помогает некоторым спастись в конце.

Что также необычно в этом романе так это хладнокровная эстетизация насилия. Сцена в Кёппельсблееке, будь она описана по другому, вызвала бы жуткое отвращение, но она описана именно так как она описана, и отвращения не вызывает. Примечательны также сцены ближе к концу романа в лесу сразу после резни (вспоминается описание Беловара с пробитой головой).

Как я уже утверждал, таких людей как Юнгер уже нет и быть не может. Юнгер, как мне кажется, был одним из последних, если не последним, представителем старой Реакции, которые тщетно пытались противостоять модернным устоям нашего сегодняшнего мира. Конечно, его философия относится к двадцатому веку, и во многом использует приёмы этого века, но тем не менее она от начала до конца пропитана "Pro Deo, pro Rege, pro Patria" в лучших традициях. Нет уже тех которые достойны Pour le Mérite, и слава Богу Юнгер смог прожить такую долгую жизнь (103 года) чтобы оставить богатые воспоминания о том что было.










Смотрите также:

No related posts.