МАНЕЖНАЯ: экзамен, проваленный Московской Патриархией

Народ, выступающий против власти, не доверяет Церкви, слившейся с этой властью

Сейчас уже нет никаких сомнений в том, что события 11 декабря 2010 г. будут вписаны во все будущие исторические хроники, научные работы и учебники для школьников. Ничего подобного Россия не видела с 1993 г., когда танковые залпы под либеральные аплодисменты похоронили парламентскую республику и демократию в РФ.


Множество людей 11 декабря (в Москве не менее 5 тыс., в Петербурге не менее 2 тыс.) вышли на улицы русских городов. Без согласований и разрешений. И силой заставили власть говорить с ними. Для стремительно скатывающегося к тоталитаризму режима РФ это было настоящим поражением. Сейчас уже очевидно, что "Манежка" станет одной из вех русской истории, и очень возможно, что весьма серьезной.

Много говорить о причинах этих событий не стоит. В конце концов, они известны всем, начиная от сотрудников администрации президента и академиков РАН и заканчивая дворниками и продавщицами в газетных киосках. Суть вопроса проста и исторически банальна: нынешний необольшевицкий режим РФ в принципе чужд России и национальным интересам русского народа. Совершенно естественно, что в этой ситуации опираться на этнических русских он не может. И по этой причине власти стали делать ровно то же самое, что делали в аналогичных ситуациях все правительства во все времена: сознательно передавать ключевые позиции – в политической, экономической и духовной сферах – представителям национальных меньшинств, или, как говорили в Российской Империи, "инородцам". Ибо эти люди будут служить не титульной нации, а политическому режиму. Подобная схема применялась в свое время некоторыми европейскими монархами, которых охраняли швейцарские наемники. Также действовал и Тито в послевоенной Югославии: спецназ предпочитали формировать из хорватов и "мусульман" (в значении этноса). Эти этноконфессиональные группы чувствовали себя проигравшими в войне, и уже к сербскому национализму (а он был главной угрозой титовскому коммунизму) причастны быть никак не могли.

В РФ эта политика окончательно утвердилась примерно в 1994 г., когда Борис Ельцин полностью отказался от всяких, даже чисто символических, заигрываний с русским национальным движением, взяв курс на построение космополитичного и мультикультурного общества – порой за счет дискриминации русского этноса. Сменивший его на президентском посту Путин довел эту схему до логического завершения. В роли новых швейцарских гвардейцев режима выступают отныне чеченцы (в меньшей степени – представители иных северокавказских республик). Всякое возмущение таким порядком вещей карается "по всей строгости".

Разумеется, такая система нестабильна и, конечно, глубоко безнравственна с православно-христианской точки зрения. В субботу, 11 декабря, ее слегка прорвало. Люди вышли на улицу.

Ситуация тем и примечательно, что вышла не нация (организованный политический субъект), не бойцы русских националистических организаций – вышли простые люди, в основном футбольные болельщики, никем не ведомые. А кто такие болельщики? В основном, возмущенная и не ощущающая жизненных перспектив молодежь с рабочих и нерабочих окраин. Да, русские националисты имеют на эту среду определенное влияние, "но иметь влияние" и "возглавлять" – это все же разные вещи. И, как верно заметил известный публицист и активный участник русского движения Константин Крылов, события на Манежной никем не были организованы, да и драться ни с кем собравшиеся не хотели. Для такого случая берут ножи, дубины и травматику, а не "файеры" с флагами. И уж поверьте, парни, пришедшие 11-го числа в центр Москвы, превосходно осведомлены, с чем и куда надо приходить. Все решила традиционно брутальная, "гопническая" реакция ОМОНа, возжелавшего всех быстро расшвырять посредством "дубинала" – но вот тут-то и нашла коса на камень. Да так, что пришлось из области подтягивать внутренние войска.

В сухом остатке выходит: народ еще не проснулся. Но, однако, просыпается.

И что это за Илья Муромец встает с печи?

Патриарх Кирилл в своем обращении по поводу беспорядков очень верно подметил одну примету времени: возвращение в начало 90-х. Действительно, похоже. Но что важнее всего: люди, вышедшие сейчас на улицы, как и их предшественники 1990-93 гг., в массе своей очень далеки от Православия. Появилась, впрочем, и одна новая примета: широкое распространение "русского язычества". Сегодня среди русских националистов язычники составляют весьма существенный процент. Разумеется, никакой точной статистики никто сейчас не даст, но, по моим подсчетам, они составляют от 30 до 40 % активных националистов. Православных всех юрисдикций там едва ли наберется больше (с учетом того, что в движении есть еще и определенный процент атеистов и агностиков).

И вот вопрос, который невольно возникает к Чистому переулку: а почему так? Почему самые молодые, самые активные и жертвенные русские люди пытаются сегодня, в неизбежно карикатурном виде, возрождать русскую языческую традицию – традицию, которая не только давно прервалась, но о которой и сколько-нибудь достоверных сведений осталось ничтожно мало? Почему те, кто ближе прочих способен воспринять национальную боль, оказались не под омофором Его святейшества? Ведь этих людей на улицы и на площади вело именно сострадание – к родственникам и друзьям жертв этнической преступности, даже не фанатская солидарность (тем более что погибший в Ростове-на-Дону студент – обычный умница-"ботаник" с огромными очками - вообще никаким фанатом не был). Почему же те, кто способен к состраданию и жертвенности, не услышали проповеди самой жертвенной религии, берущий свой исток в Жертве Голгофской?

А ведь русские националисты в начале 90-х искреннее тянулись к Русской Православной Церкви. Три старейшие действующие националистические организации, основанные в конце 80-х – начале 90-х – "Память", "Русское национальное единство" и Русский общенациональный союз – позиционировали и позиционируют себя как православных консерваторов. Более-менее активные структуры, создававшиеся в конце 90-х – начале 2000-х, за исключением разве "Союза русского народа" (во многом опирающегося на кадры старой закваски), уже далеки от Православия. Они либо вообще никак не касаются религиозной тематики – по крайней мере, официально (ДПНИ), либо являются языческими (различные национал-социалистические группы).

Проповедь Евангелия теперь отказываются слушать потому, что ее подменили проповедью сергианского непротивленчества и гиперлояльности ("послушания"). На всякую просьбу благословить или помочь чем-нибудь в 99 % случаев следовала мантра про то, что "всякая власть от Бога". Не редки были случаи, когда "аполитичное" духовенство РПЦ МП выступало с политическими заявлениями против русских националистов. До сих пор в русском движении помнят, как в 2005 г., во время выборов в одном из районов Владимирской области, священники РПЦ МП распространили листовку, в которой было сказано, что Православие и национализм несовместимы, и которая явно была направлена против лидера РОНС Игоря Артемова. Чистый переулок, в обмен на льготы и, в сущности, мелкие экономические преференции от Кремля, отказал во всяческой поддержке тем людям, которые боролись за лучшую судьбу для своего народа.

Патриархия хотела уверить общество, что национализм и Православие несовместимы. Функционеров Чистого переулка можно поздравить: они своего добились. Общество, которое не могло не становиться, в условиях дискриминации русских, все более националистичным, им поверило.

Так стоит ли после этого спрашивать, почему раззолоченные храмы стоят пустыми? Почему стремительно падает доверие общества к Московской патриархии? Второе Крещение Руси, которое могло совершиться в начале 90-х, не состоялось именно потому, что Чистый переулок, в обмен на кремлевские подачки, отрекся от своего народа.

Россия могла бы быть другой страной. Страной, в которой большинство жителей исповедовало бы Православие, где национальные традиции сочетались бы с европейским правосознанием. Для этого нужна была искренняя, православная, русская проповедь, нужно было слово христианской правды, близкое и понятное каждому. Да, было бы непросто сказать это слово – но жизнь христианина особо простой быть и не должна. Сергианский же "аппарат" Московской патриархии предпочел сдать дешевую позолоту, швейцарскую дачку с лыжами, квартирку в "сталинском доме" да прогулку вечерком с собачками.

И потому сегодня, когда народ снова готов сам решать свою судьбу, очень немногие прислушиваются к голосу Патриарха Кирилла. Духовный экзамен, данный от Бога, был провален – как им лично, так и большинством архиереев.

Не пора ли на пересдачу, Ваше святейшество? Сроки ведь не бесконечны.

Димитрий САВВИН

http://dvs-rus.livejournal.com/117691.html



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. государственный экзамен [СТУДенизм]