Маяк

У каждого на свете есть своя дорога. У кого какая, это уж как сложится. У одного это широкое хорошо заасфальтированное шоссе от дома до офиса, у другого лесная тропка от калитки до станции, а у некоторых и вовсе несколько метров от дивана до кухни. Была своя дорога и у героя нашего рассказа. Это были знакомые до мельчайших трещинок в асфальте 18 км от дома до работы, которые он преодолевал на машине минут за 40-50, в зависимости от ситуации. На дороге на этой было 15 перекрестков, 8 светофоров и бесчисленное множество рекламных плакатов вдоль нее. Каждый день в одно и тоже время наш герой, а звали его Сергей Сергеевич, выходил из дома, садился за руль своей недорогой, но очень приличной машины и трогался в путь, перебирая в голове дела, заботы и проблемы накопившиеся или предполагаемые.
Случилось так, что как-то весной вдоль всей дороги развесили рекламу агентства продающего земельные участки. Это были огромные редкой красоты фотографии с разными пейзажами и слоганом «Живи где хочешь». Один пейзаж особенно нравился Сергею Сергеевичу. На нем был сфотографирован просторный, ровный как поле для гольфа, зеленый берег моря. Прямо у самого моря стоял белый маяк, а дальше, на сколько хватало взгляда была пронзительно голубая морская вода, незаметно перетекающая в пронзительно голубое небо. Красота сказочная. Каждый раз, когда Сергей Сергеевич проезжал мимо этого плаката он любовался им, ворчал что-то из серии, что некоторые и вправду могут себе позволить жить, где хочешь, и у него портилось настроение. Как-то особенно выпукло в этот момент выглядели заботы по дому, двойки младшей, этот ужасный жених старшенькой и любимой, занудство жены, необходимость ремонта, дача, да еще этот лысый урод на работе со своими дурацкими распоряжениями, предложениями и требованиями, и деньги, деньги, деньги. Он представлял себя на берегу этого красивого моря, рядом с маяком, и что вся земля вокруг него это его собственная земля. Ах, это были волшебные мгновенья. Сергей Сергеевич на долю секунды переселялся в чудесный мир, где были только солнце, море и изумрудная зелень травы. Так было и в этот раз, но когда он привычно притормозил, проезжая мимо любимого плаката, он услышал визг тормозов и ощутил сильный удар. «Ну вот, еще и авария до кучи, только этого не хватало» - подумал Сергей Сергеевич и лишь на секунду закрыл глаза.

Выйдя из машины, он понял, что все намного серьезней, чем он мог себе представить. Что в аварии пострадал человек, что ущерба много и вообще это же Бог знает что делается. Из-за пробок на дорогах милиция ехала долго. Еще дольше оформлялись всякий акты и протоколы. Когда все было, наконец, завершено и герой наш, в конце концов, добрался до офиса, то выяснилось, что в этот день случилась еще одна катастрофа. Он пропустил совещание, на котором его контракт был передан другому сотруднику. Это была огромная потеря денег. И работы, как потом оказалось. Прошло чуть больше двух недель с момента аварии, как лысый урод предложил написать заявление по собственному желанию. «Давайте расстанемся полюбовно» - сказал он с убийственной иронией в голосе. И они расстались. Сергей Сергеевич ругался, собирая вещи и забирая трудовую книжку, ругался по дороге домой, и дома тоже ругался с дочерьми. А с женой так и вообще вышел безобразный скандал. Закончилось все плохо, жена собрала его чемодан и выставила за дверь. «Она, видите ли, от него устала. Она, понимаете ли, больше не может его терпеть. Мы, знаете ли, ее достали. Ничего, пусть одна со спиногрызами покрутится, тогда все поймет» - думал Сергей Сергеевич, добираясь на метро до маленькой квартирки своей мамы. А на следующий день пришло известие. Пришло тихо и как-то исподволь, и осталось навсегда. В новостях по телевизору передали, что ночью в доме номер таком-то, по улице такой-то произошел взрыв бытового газа. Обрушился целый подъезд. И не то это халатность не то диверсия. Сергей Сергеевич не мигая смотрел на экран и все никак не мог поверить, что это правда. Что так бывает. В общем, оказалось, что выжили из этого подъезда только те, кто дома не ночевал. В том числе и Сергей Сергеевич. Девочек его нашли, но хоронить их пришлось в закрытом гробу. А через месяц умерла мама. Тихо так угасла на больничной койке. Что было дальше он помнил плохо. Вроде бы были какие то проблемы с оформлением бумаг, что-то там с наследством и страховой компанией, какие-то люди что-то объясняли. Сначала объясняли как надо, а потом почему нельзя. Он так и не понял, как он успешный менеджер и уважаемый человек, Сергей Сергеевич, превратился в человека без прописки, проживающего в какой то лачуге на птичьих правах. И тогда он решил уехать. Куда и зачем он не знал. Он только знал, что должен двигаться и если он поедет, то все будет хорошо. И началась новая жизнь. Жизнь в поездах и на вокзалах. Случайные квартиры, случайное жилье, временная работа. То там грузчиком, то тут сторожем. И нигде, совсем нигде он не мог остаться дольше, чем на два – три месяца. Будто жил внутри него кто-то, кто гнал его с места на место. Так прошло довольно много времени. Наконец добрался он до холодного северного моря. Зачем его туда занесло, Сергей Сергеевич и сам толком не знал. Не было там теперь особо ни городов, ни людей, а только бескрайние просторы. И как-то на дальней станции встретил Сергей Сергеевич старика. Сначала парой слов перекинулись, потом разговорились. Признался наш герой старику, что кочует по стране, что ни денег, ни дома, ни семьи не имеет и куда идти дальше не знает. «А пойдем со мной» - предложил старик – «Помогать мне будешь». «Пойдем» - согласился Сергей Сергеевич. И они пошли. Старик оказался смотрителем старого маяка. Он и работал на маяке и жил в маяке. Всю свою долгую жизнь. Правда теперь, корабли не ходили в этой части моря, и маяк был уже никому не нужен, но старик каждый вечер зажигал его. По старой памяти. Старик привел Сергея Сергеевича к себе, сначала показал маяк, потом огородик, а потом они пошли ужинать. Сидя в крохотной комнатке на неудобном деревянном табурете, наш герой грел руки о кружку горячего чая и рассказывал старику свою историю. Всю от начала и до конца. Говорил он долго, а старик сидел в кресле, молча слушал и тихонько кивал в ответ. Потом он вроде бы задремал, но это было не важно, Сергей Сергеевич продолжал говорить и остановиться уже не мог. А когда слова кончились, заметил, что в комнате холодно и что старик спит сидя в кресле. Он решил укрыть старика ватником, чтобы тот не замерз и, укрывая, понял, что холод для старика уже не будет иметь никакого значения никогда. Так они и просидели вдвоем в комнатке до рассвета. На утро же Сергей Сергеевич нашел инструменты, выбрал место и выкопал могилу. Никаких родственников у старика не было, да и людей на много километров вокруг тоже не было. Был он совсем один. На маяк то они на лодке приплыли. Похоронив старика, пошел Сергей Сергеевич куда глаза глядят и ходил очень долго, пока не упал от усталости. А когда сел и посмотрел в сторону моря, увидел невероятной красоты картину. Стояла самая середина лета. Небо было голубым высоким и прозрачным, море спокойным и тихим. Где-то на границе между изумрудной зеленью травы и синевой моря виднелся белый маяк. Издалека он выглядел молодцом и совсем не походил на то старое ветхое сооружение, которое Сергей Сергеевич оставил еще несколько часов назад. Сергей Сергеевич смотрел на море, на небо, на маяк и думал, что теперь он будет здесь жить всегда. Что идти ему дальше некуда, да и незачем. Что вся эта земля принадлежит теперь только ему одному и ни одна живая душа не знает где он и что с ним. Он знал, что теперь настала его очередь зажигать на маяке огонь. И что этот огонь опять обретет смысл. Пусть никто не увидит его с моря. Неважно. Это будет гореть память о старике… и о нем самом. Сергей Сергеевич закрыл глаза.

-Эй, боец, ты как? – чужой голос вывел Сергея Сергеевича из забытья. Перед ним все еще были трава, море и маяк, но видел он их как-то странно, как будто через стекло. Резкая боль в ногах быстро привела его в чувство. Он сидит в машине. Руль не дает пошевелиться. Искореженный метал сжал его ноги. Да, конечно, это авария.
- Боец, ты говорить можешь? – но Сергей Сергеевич не мог. Он как во сне оглядывался по сторонам. Вдруг горячие соленые слезы потоком хлынули из его глаз, потекли по его щекам, закапали на пиджак, смешиваясь с пятнами крови. И ни кто - ни кто на всем белом свете, ни врачи, ни санитары, ни спасатели, ни молоденький милиционер в конапушках, с огромными от испуга глазами не знали, что человек плачет от счастья.




Смотрите также:

No related posts.