Медведев или Путин?

Россия будет голосовать по кандидатуре «нового»президента в марте, и весьма вероятно, что итогом этих выборов станет либо второй срок для нынешнего президента Медведева, либо возврат к власти бывшего президента Путина. В 2008 году казалось, что Путин просто передал президентские поводья Медведеву с прицелом вернуться на этот пост в 2012 году, и вероятно, остаться до 2024 года. Широко распространенным мнением является то, что по результату выборов они оба уже все решили, и отсюда возникают дополнительные вопросы по поводу легитимности задействованных «демократических» процессов.

Между двумя определенными и различными элементами российского общества уже рисуют линии фронта поддержки. Медведев все больше привлекает поддержку все более мобильного среднего класса и левой или центристской интеллигенции, а Путин полагается на «жестких» правых - военных, службы безопасности и правоцентристов из числа «силовиков». Если брать только количественные характеристики, то у Путина преимущество. И хотя возможно, что еще появится и третий жизнеспособный кандидат, это вряд ли повлияет на парную команду Медведева-Путина.

Инвестиционный климат

Оба они, и Медведев, и Путин, усилили свои позиции благодаря высоким ценам на нефть, которая стала основой для здоровья российской экономики и позволила им обоим достичь экономической стабильности во время своих первых президентских сроков. Но никто из них не способен достичь своих целей здорового экономического роста, уменьшения уровня безработицы и увеличения степени конкурентоспособности без привлечения большего количества прямых иностранных инвестиций. Учитывая российское изобилие природных ресурсов, задача привлечения большего количества прямых иностранных инвестиций должна быть легче, чем она есть, но Россия заработала не совсем радостную репутацию в связи со своими дискриминационными действиями по отношению к иностранным инвесторам, недостаточную прозрачность, и вообще считается местом, где тяжело вести бизнес. Недавний скандал вокруг совместного предприятия ТНК-ВР лишь укрепил подобные опасения.

Влиятельные и состоятельные русские начали принимать сторону Путину. Среди них миллиардер и медиамагнат Александр Лебедев, который из стойкого антипутинца стал его сторонником, войдя в Общероссийский народный фронт (ОНФ) в преддверии декабрьских выборов в Госдуму. Учитывая роль Лебедева как лоббиста интересов бизнеса, который владеет иностранными медиа-активами, его поддержка призвана заверить иностранные компании в том, что их будут ценить и при президентстве Путина. Герман Греф, глава Сбербанка (крупнейшего банка России) недавно в очередной раз напомнил, что России необходимо отвыкнуть от своей зависимости от экспорта нефти и газа и диверсифицировать свою экономику. Его комментарии были внимательным образом срежиссированы, и стали очередным отражением инвестиционных планов путинского правительства.

Медведев принял аналогичный тон в отношении прямых иностранных инвестиций. В апреле 2010 года он объявил, что летом 2011 года будет основан фонд размером в 10 миллиардов долларов для помощи иностранным инвесторам, что перекликается с желанием Грефа отойти от сырьевой экономики. Медведев постоянно выступал с комментариями по поводу российской задачи побороть коррупцию и снизить степень бюрократизации - два серьезных барьера для иностранных инвестиций в России с 1991 года. Путин обсуждал это в значительно меньшей степени, чем Медведев в последние месяцы. Конечно, Медведев предпринял более конкретные усилия по привлечению инвестиций, и оказался более популярным среди западных инвесторов.

Внешняя политика

В президентство Путина было много смешанных сигналов в отношении внешней политики, варьирующихся от его проамериканской позиции и поддержки Вашингтона в борьбе с терроризмом до антиамериканской тирады в его знаменитой Мюнхенской речи на конференции по безопасности. Если он вернется в президенты, можно будет ожидать более основательных и твердых пророссийских настроений, а также расширения связей с Китаем. При том, что Россия демонстрировала хороший прогресс в последнее время по разным вопросам двусторонних отношений, и несомненно видит будущее в явно и резко проамериканских или прокитайских красках, Путин будет пытаться играть на внешнеполитической арене, сталкивая их друг с другом. Также вероятно, что «трубопроводная политика» останется ключевым инструментом российских отношений с Европейским Союзом, как это было многие годы. Созвав первую встречу БРИК в 2006 году, Путин также склонен к тому, чтобы Россия была главной движущей силой, стоящей за продолжающимся ростом других стран БРИК.

Сохраняющаяся российская поддержка иранской ядерной программы, ее беспристрастная позиция в более общем плане по отношению к распространению ядерных технологий, ее антизападная позиция в отношении двусторонних связей с Грузией, Украиной и среднеазиатскими республиками, и ее активная попытка вмешаться в процессы обеспечения возможностей для Америки в области снабжения ее войск в Афганистане через Туркмению, вызвали серьезные вопросы у американского правительства по поводу того, можно ли рассматривать Россию как надежного будущего союзника, союзника, которому можно доверять.

Медведеву не удалось добиться сильных отличий в восприятии самого себя по сравнению с Путиным в области внешней политики. Война России и Грузии в 2008 году и вмешательство в украинскую политику произошли под наблюдением Медведева, что отражает жесткий силовой подход Кремля. Чтобы способствовать усилению различий между собой и Путиным, Медведев определил пять ключевых принципов своей будущей внешней политики:

- Фундаментальные принципы международного законодательства будут преобладать;
- Мир должен быть многополярным;
- Россия не будет стремиться к конфронтации с другими странами;
- Россия будет защищать своих граждан где бы они не находились; и
- Россия будет развивать связи с дружественными регионами.

Многое из этого не звучит сродни тому образу, в каком многие страны, бизнесы и частные лица знали Россию с 1989 года, и влияние Путина совершенно четко прослеживается. Российская внешняя политика, весьма вероятно, останется агрессивной и напористой, с использованием всех имеющихся в ее распоряжении инструментов для повышения престижа и авторитета России и способностью действовать силой в глобальной политике.

Заключение

Учитывая, как Путин во время своего президентства занимался тем, что консолидировал свою базу власти, маловероятно, что он уступит возможность снова стать президентом. И учитывая, что влиятельные сторонники уже появились в путинском лагере, результат выборов, как видится, уже предопределен. В конечном счете, заинтересованность Медведева в том, чтобы остаться президентом, возможно, является не более чем попыткой растянуть предвыборный процесс в России и придать ему ощущение легитимности, раз уж он не смог (по состоянию на данный момент) оставить неизгладимый след своего президентства. С инвестиционной точки зрения, кто бы ни стал президентом, представляется маловероятным, чтобы кто-то смог развенчать мнение о том, что Россия - это сложное и временами опасное место для ведения бизнеса.

Во времена усиления нестабильности, как на региональном, так и на глобальном уровнях, Путин имеет перевес. Среднестатистический россиянин вне всякого сомнения скорее проголосует за безопасность и предсказуемость, которые, как он знает, может дать Путин, чем за сравнительно прохладного и непроверенного Медведева. Другими словами, Путин представляет собой более безопасное будущее для России, но более зловещее и опасное будущее для ее соседей и инвесторов.

Дэниел Вагнер (Daniel Wagner) - исполнительный директор консультационной компании по политическим рискам Country Risk Solutions из Коннектикута, а также старший советник в PRS Group. Сэмюэль Роджерс (Samuel Rogers) - исследователь-аналитик в барселонском CRS.

Дэниел Вагнер и Сэмюэль Роджерс
Источник: inosmi.ru








Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Путин как иллюзионист
  2. Путин с Голиковой эмоциональны, Путин с Голиковой не правы (C) Сухих
  3. Мое продолжение прогнозного сценария Виталия Портникова
  4. вставка