метафора.носсак.

вот и  получается,  что  мир  и  жизнь  отдельного  человека
строятся  на  настроениях,  которые  чаще  всего  ведут  к  безнадежности.
Додумать это до конца трудно даже мужчине, а женщине просто невмоготу; это
и  вызывает  у  мужчин  растерянность,  заставляет  их  совершать   ложные
поступки, они хотят спасти женщину от отчаяния, а в результате женщина как
раз и попадает в убийственный круговорот.
    В какой такой убийственный, круговорот?
   В круговорот, подобный непрерывно движущемуся лифту,  который  называют
патерностером. Ты вошел в этот лифт, чтобы выйти на другом  этаже.  Таково
было твое первоначальное намерение. Видимо, ты точно  знал,  зачем  сел  в
лифт и где хотел сойти. Во всяком случае, ты поднимался  вверх!  Все  было
так естественно. Но это уже давно забылось, теперь ты никак не  припомнишь
своих побуждений, да это и не имеет смысла. И ты просто повторяешь:  зачем
я только связался с этим лифтом, зачем я это сделал?  Ибо  против  всякого
ожидания оказалось: лифт поднимается  чересчур  быстро,  так  быстро,  что
трудно решиться и выйти. Это открытие настолько удивило тебя,  что  сперва
ты даже не почувствовал страха. Когда ты садился  в  лифт,  то  ничего  не
заметил, иначе ты  наверняка  поостерегся  бы.  Можно  ведь  подняться  по
лестнице, как-никак это куда безопасней. Но  почему,  собственно?  Неужели
внезапно сломался какой-нибудь зубчик в колесе, который замедлял ход?  Или
лифтер задал необычную скорость, так как хотел  испробовать  механизм?  Но
тогда он был обязан прикрепить табличку с предупреждением:  "Внимание!  Не
входить.  Ремонт".  Теперь,  впрочем,  уже  поздно  искать  виновного.  Ты
поднимаешься наверх гораздо быстрее, чем положено. Кабина,  в  которой  ты
стоишь, летит стрелой, этажи мелькают. Если ты выскочишь,  тебя,  наверно,
защемит в пролете. Правда, для предосторожности подножка  укреплена  таким
образом, что должна  откинуться  кверху.  Но  кто  не  побоится  рискнуть?
Поэтому ты думаешь: уж лучше я проедусь  по  чердаку,  потом,  когда  лифт
начнет  спускаться,  будет  легче  выпрыгнуть.  От  толчка  ты,  по   всей
вероятности, упадешь на лестничную площадку, но это не так уж страшно,  по
крайней мере тебя не защемит. И вот, немного успокоившись,  ты  проезжаешь
по чердаку мимо огромного колеса, с которого капает черпая жижа -  смазка.
При молочном свете, проникающем сквозь стеклянную крышу, все видно как  на
ладони. А когда высшая точка  пройдена  и  лифт  начинает  спускаться,  ты
принимаешь твердое решение: теперь держись! Однако, как только  показалась
площадка верхнего этажа, ты почувствовал, что еще не вполне уверен в своих
силах. К чему такая спешка? Впереди еще столько этажей. Ты приготовился  к
прыжку, твое тело напряглось. А вот и следующая  площадка,  для  пробы  ты
вытянул ногу,  но  буквально  в  последнюю  секунду  быстро  отдернул  ее;
пожалуй, ты подождешь следующего этажа.  Постепенно  лифт  спускается  все
ниже. Главное, не волноваться, думаешь ты, сперва я проеду  через  подвал.
На эмалевой табличке в кабине написано, что проезжать на лифте по  подвалу
не опасно. Как здорово, что не опасно. Но раз упоминается опасность, стало
быть, все же опасно. Впрочем, до той поры, пока ты в кабине,  тебе  ничего
не угрожает. И ты спокойно  мчишься  по  подвалу,  где  темно,  хоть  глаз
выколи. В механизме что-то хрустит, словно подагрические кости трутся друг
о друга. Тебе не остается ничего иного, как стоять смирно.  А  потом  лифт
снова поднимается, маршрут все тот же, хорошо знакомый.  Круг  за  кругом!
Ужасно! Сколько  времени  это  еще  продлится?  Разве  не  лучше  было  бы
выпрыгнуть?  Даже  рискуя  жизнью?  Ведь  этот  безрискный,   безжизненный
круговорот способен довести... Человеку, у которого  под  ногами  каменная
лестничная площадка, ничего не стоит крикнуть: "Почему же вы  не  выходите
из лифта?" Он-то стоит прочно, и ему нипочем не понять, с какой  скоростью
движется лифт, а главное, не понять,  как  трудно  решиться  на  прыжок  в
неизвестность. Человеку на площадке все кажется вполне естественным, может
быть, он вообще считает тебя шутником, ведь ты корчишь  гримасы.  Что  ему
сказать в ответ? Постороннему человеку незачем  знать,  в  какую  беду  ты
попал. И ты крикнешь ему: "Сейчас, сейчас" или "Я хочу сойти на  следующем
этаже". Ты и впрямь хочешь сойти.  Это  твое  самое  сокровенное  желание!
Ответ, значит, правильный, и, только осознав бесконечное  кружение  лифта,
можно понять, что ответ неправильный. Человек на площадке,  видя,  что  ты
так и не вылез из кабины, подумал, наверно: ах он такой-сякой, он  соврал,
вот брехун. Если бы можно было отделаться брехом! Говорят,  что  некоторые
все же сумели отделаться: они потеряли сознание, у них закружилась  голова
от этой беспощадной карусели. Иногда случается и  такое:  на  площадке,  к
примеру, появилась  красотка  или  девушка,  которая  показалась  тебе  из
мчащейся кабины красоткой, и вот ты рискнул и выпрыгнул из лифта. Ты делал
при  этом  ужасно  смешные  телодвижения,  чтобы   сохранить   равновесие;
невольным свидетелям было трудно удержаться от смеха. Но  теперь  ты  хоть
знаешь, что под ногами у тебя твердая почва; ты избавился от  круговорота,
так тебе кажется. Только изредка за спиной раздается скрежет и  хруст,  но
ведь рядом с тобой девушка, ты можешь держаться за нее.  Маленький  роман!
Маленький успех! Маленькая  война!  Маленькая  вера!  А  потом  и  девушка
неизбежно попадет  в  круговорот,  который  ее  раздавит,  и  она  с  этим
смирится. Ты  хочешь  закричать  трижды:  "Нет!  Нет!  Нет!"  Быть  может,
кто-нибудь, кто услышит тебя,  помчится  по  лестнице  вниз,  перепрыгивая
сразу через три ступеньки, быть может, он упросит  привратника  остановить
лифт. Но ты не кричишь. Извините, господа. Кричать нельзя. Ведь круговорот
подобен кошмару. Да и зачем тревожить людей, которые живут в своих прочных
квартирах? Надо попытаться выдержать это, не призывая на помощь.


Смотрите также:

No related posts.