Мой сезон давно уже ОТ и ДО. Миллионы сезонов.

Мой сезон давно уже ОТ и ДО. Миллионы сезонов.

У меня одно отражение на две моих судьбы. Одна картинка на две альтернативы каждого вздоха моей жизни. Каждого отрезка. Каждого слова. Каждого впечатления и каждого взгляда. Каждых попыток, вопросов и ответов.  

Всё эти картинкии загадки отражения и видимость. И шелуха. И кожа, которая выглядит как настоящая, но на самом деле искусная обманка. Как будто нужно выкристаллизовать её. Превращая в золотой панцирь. Выбивая все эти «может быть» и «надеюсь». Стирая очередные зефирные облака. Разрушая одно из тех отражений, что прячется за калейдоскопом видимости.  

Каблуки моего образа. И привычное отражение, с которым давно уже не страшно встретить любого из бывших «может быть», потому что то, что есть, давно уже перешагнуло за грани того, что было. И стекло, за которым снова осенняя меланхоличность.

  И так противно пытаться скинуть с себя этот промозглый груз осеннего неба. С его атмосферными недоразумениями. И опять дождем, который сам определяет и расчерчивает границы нашего существования, заставляя болтаться, как аквариумные рыбки, в четырех стенах. Бессловесно и безвольно не имея шанса что-либо изменить. Терроризируя прошлое мокрой соленостью своей обреченности.  

Снова порции чая. Моего бесконечного чайного диалога  среди пассивных наблюдений этого меланхоличной прострации за окном. Во рту горечь то ли лекарства, то пасты, которая как лекарство, то ли очередной попытки № 20. Как же тяжело натягивать масочную легкость, чтобы соблюсти приличия своего образа воздушности и четкости. Она, боюсь, затрещит по швам от того душевного запоя после очередной неудачи, которая воспринимается уже давно как личное поражение. Она уже трещит. Залатанная в миллионе мест сотнями успокаивающих мантр.  

И все эти мечты. И желания. Доски желания. Цели, выстраиваемые снова и снова. Разрушаются. После очередной попытки номеруженесосчитаешь. Размываясь и отдаляясь. Превращаясь в пыль. Соскребая остатки веры в эти ориентиры. Так что уже рамки раздвинулись давно, пытаясь вобрать в себя хотя бы мелкие гупешки эти воздушных меслеобразов.  

Я пью чай. Снова и снова. Нажимаю на телефоне «выход», чтобы не сорваться и не позвонить. Никому. Игнорируя всех. Потому что там, где ищешь поддержку, давно уже мягкая почва, которая всё равно не удержит на твердой земле. Которая всё равно не даст трамплин для нового вдохновения. И можно уже не обозначать контуры своих историй, потому что все эти миллиард похожи друг на друга как близнецы. И трудно было бы придумать новую структуру, с новым, отличным от остальных плетением.  

Все эти фигуры и кусочки, меняясь местами, оставляют всё тот же загон ипподрома с четырмя аквариумными стенками и тем же направлением движения.


Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Вторник. Давно-давно в июле. Стряхиваю пыль с черновиков.
  2. миллионы мгновений назад
  3. Давно не виделись!
  4. Свадебный сезон: иной раз лучше как раз вдруг выходить замуж
  5. Что-то меня давно не было