Non Fiction

Фэнтези в детской литературе: быть или не быть

28 ноября 2007 года по инициативе Национальной детской литературной премии «Заветная мечта» в рамках 9 международной ярмарки интеллектуальной литературы Non-Fiction состоялась дискуссия на тему: «Фэнтези в детской литературе: pro et contra».
отчет о разговоре можно посмотреть Такая постановка вопроса вовсе не надуманна, она имеет вполне реальную подоплеку. Дело в том, что уже не первый год на конкурс детской литературной премии «Заветная мечта» поступает множество (до 70%) сочинений, выполненных стиле фэнтези. Качество их, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Чем такая ситуация может обернуться для детской литературы, что такое фэнтези применительно к детской литературе, каким оно должно быть и должно ли быть вообще? Именно эти вопросы были предложены к дискуссионному обсуждению.

К участию в дискуссии были приглашены: известный детский писатель Григорий Остер, молодой писатель-фантаст Алекс Орлов, писатель и по совместительству координатор Литературного совета премии «Заветная мечта» Михаил Бутов, главный редактор «Книжного обозрения» Александр Гаврилов и детский психолог Ирина Молодик.

Первым слово взял Михаил Бутов. По его словам, большинство произведений выдержанных в стиле фэнтези есть ни что иное, как литературная спекуляция. «Складывается такое впечатление, – делится своими мыслями Бутов, – что авторы переписывают одну и ту же книгу, воспроизводят некий жанровый архетип. На мой взгляд, идеальным воплощением этого архетипа является роман Кристофера Паолини «Эрагон». В этом романе нет ни одного самостоятельного сюжетного хода, ни одного яркого героя, но есть все то, что должно быть в фэнтезийном романе по умолчанию: битвы, драконы, маги и т.п.».

Александр Гаврилов поддержал коллегу, уточнив, что в сообществе писателей-фантастов уже давно разрабатываются своеобразные конструкторы по типу «сделай сам», где четко указано, каким должен быть главный герой, какими должны быть герои второго плана, каким образом должен развиваться сюжет и т.д и т.п.

В том же духе разговор продолжал Алекс Орлов, автор популярных фантастических боевиков, а с недавнего времени и фэнтезийных романов. По словам Орлова, фэнтези он начал писать как раз в той самой шаблонной манере, о которой столь много говорили Бутов и Гаврилов. И, как бы оправдываясь, оратор признается в том, что никогда не увлекался фэнтези, да и не было таких книг во времена его детства, за исключением разве что киргизских народных сказок.

К фэнтези Орлов пришел весьма оригинальным манером: «один мой родственник прочитал Толкиена и Перумова. Я пришел к нему и спросил: скажи, как делается фэнтези? На что он мне ответил: берешь гнома, орка, главного героя, делаешь из них бригаду и вперед». Зал шутку оценил. Окрыленный успехом, Орлов продолжил: «я хорошенько подумал и понял, что фантастика легко трансформируется в фэнтези: нужно всего лишь поменять оружие, несколько иначе поставить задачи, добавить магии и т.д. Так я написал свой первый фэнтезийный роман, написал по общепринятому канону. А потом уже, так сказать, Остапа понесло…».

Григорий Остер задал беседе несколько иное направление: «Когда я пишу или думаю о современных детях, я пытаюсь вспомнить себя в их возрасте. Я был вполне современным ребенком и очень хотел читать что-то наподобие фэнтези. Были бы написаны в наши времена такие хиты, как Гарри Поттер, я бы с удовольствием их прочел. Но приходилось приспосабливать под фэнтези то, что имелось в наличии – к примеру, Салтыкова-Щедрина. И у меня это получалось». «Короче говоря, – резюмировал Остер, – я обеими руками за фэнтези в детской литературе. Пусть это даже будет конструктор «сделай сам», лишь бы хорошо было сделано. Ведь на самом-то деле литература, как и любое другое искусство, может возникать на любой основе, на любом сюжете, в любую секунду. И дело здесь вовсе не в фэнтези, а в том, как автор владеет культурой письменной речи».

Почин Остера поддержала психолог Ирина Молодик. По ее мнению, «дети упоенно читают фэнтези в связи с тем, что им, особенно мальчикам, нужны герои. Кроме того, фэнтези помогает ребенку уйти от недружественной, некомфортной реальности. Иными словами, такая литература должна быть. Другое дело, что она должны быть качественной».

В ответ на это известный литературный критик Ксения Молдавская задала вполне резонный вопрос: не провоцирует ли обилие фэнтезийной литературы дефицит реальности в детском и подростковом мирах? Молодик ответила категорично: «дети должны читать сказки, подростки – фэнтези. Дефицит реальности – это уже не литература, это – наша жизнь. И если бы в школе детей еще не пичкали классикой, то ребенок, может, и не уходил бы в фэнтези с головой».

Фраза про школьную программу оказалась роковой – она активизировала в зале дискуссию о том, что должно входить в программу по литературе. Компромисс предложила учительница русского языка и литературы московской школы №765: «Дети с удовольствием читают и Лермонтова, и Гончарова, и Толстого. И я не вижу ничего плохого ни в качественном фэнтези, ни в школьной программе». На том и порешили.



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. «Заветная мечта» в журнале Международного совета по детской книге (IBBY)