Ну, Элис, погоди! или челлендж друг другу

Собственно заказ

ПЕЙРИНГ Яг/Жу.
РЕЙТИНГ любой. По желанию НЦ
ТЕМА: Жу на следующий день после ЧЕ 2011 где он как известно прыгнул с 7 места на 2, вдруг, просто ни с того ни с сего, без предупреждения, оказывается в Москве на закрытом шоу у Авера и как известно Лёша пялиться всю дорогу на него из- за бортика. Это факты. А я хочу узнать у тебя, как Жу вообще там оказался и как провёл ночь после шоу?))) Хорошо ли спал?))) И всё такое...)))
ЖАНР: Флафф, романс.
Обязательные слова : "мальчик мой", " ноут", "дети", "перья", "очки"

Выполнение

Название: Последний из могикан

Автор: Мемо

Бета:Тоникэт

Жанр: фанфик

Пейринг: Ягудин/Жубер

Описание: 2011

Отказ от прав: все герои вымышлены, все сходства с реальными персонажами случайны. Автор тронулся...

Примечание: Написано на челлендж Элис *интересно, в чьем заказе больше подвыверта* )))
Примечание2: Тони, спасибо! *я тут смайл не найду*
 


Мальчик мой,  Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой,  Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой – Брайн перевернулся на левый бок и поправил одеяло. Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой,  Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой, Мальчик мой – Брайн перевернулся на правый бок, одеяло съехало на пол. Мальчик мой, мальчик мой – Брайн сел прямо перпендикулярно кровати и вытер пот со лба. От этого набора русских звуков у него становились волосы дыбом, сводило скулы до скрежета зубов, хотелось рвать и метать, убить, раскромсать, пнуть ногой то, что в этом момент было на его пути. Причем в жизни Леша его никогда так не называл - это был сугубо ночной кошмар, который преследовал его все чаще и чаще. Брайн опять устало откинулся на подушку и закрыл глаза.

 - Мальчик мой, произнес вкрадчиво Ягудин, почему-то переодетый в Чингачгука, и протянул ему трубку мира. Остынь.

Брайн звучно выдохнул и огляделся - он находился в какой-то странной палатке, в которой не было ничего. Откуда ни возьмись, раздались звуки тамтамов, усиливающиеся с каждым ударом:

- Там. Там. Там. Там. Там. Там. Там. Там. Там. Там. 

- Духи нашего племени помогут тебе, продолжил вождь голосом Ягудина, огонь, вода, воздух, земля... Слушай свое сердце... Слушай зов предков... Слушай дыхание земли... Слушай песни птиц... Лови капли дождя и наслаждайся теплом пламени, которое горит в твоем сердце...

Брайн хотел было что-то ответить, но голос подвел его, из его рта вырвался только какой-то свист. В это время индейские дети окружили его и начали отплясывать под Бетховена. Странно, Бетховен и индейцы? Чингачгук снова протянул ему трубку.

- Силы земли и огня неисповедимы. Завтра ты соберешь энергию предков, ведь ты... ты... последний из Могикан... 

Брайн проснулся в холодном поту и со всей дури швырнул подушку об стенку. От удара шелковая наволочка лопнула, и ворох перьев разметался по комнате, оседая на тумбочке, кровати, аккуратно сложенных на стуле джинсах... Зима... мерде! Брайн еще раз чертыхнулся и посмотрел на часы. Пора! Он быстро принял душ, оделся и поехал на каток.

В этот вечер он поднялся с 7 на 2 место... пять мест разом. Рывок. Бросок. Сила.  Медаль все еще жгла его руки, он боялся поверить в свой успех, ходил по коридору туда-сюда и, казалось, был совсем в другом месте, когда один из менеджеров подошел к нему и тронул за рукав белой спортивной куртки.  

- Ты летишь в Москву. Там будет шоу завтра, – менеджер приспустил очки до кончика носа и испытывающе посмотрел на него. – Ты меня слушаешь?

- Когда? – Брайн устало прислонился к стенке и посмотрел в пол.

- Сейчас!

Он не успел ничего переспросить, даже удивиться как следует не успел. Просто сел в самолет и полетел. 

Леша облизнул пересохшие губы и исподлобья посмотрел на француза. Он как раз выписывал на льду очередную дорожку шагов, высекая при этом брызги льда из-под лезвий коньков. Короткий взгляд, и он снова на другой стороне катка. Они поняли друг друга. Вчера, когда стало ясно, что Жубер поднимется на пьедестал, Ягудин позвонил Авербуху и проговорил с ним час. «Или он здесь, или меня не будет». Илья понял. Он всегда понимал, когда Леха просто срывался в неизвестном направлении, ставя под удар график шоу. Его и уговаривать особо не пришлось: Есть бабки - есть виза, есть виза - есть Жубер, есть Жубер - есть шоу. А есть шоу - есть бабки. Какая падла фотографирует? Леша посмотрел на часы. Так, эта мутота еще на час, закрытие-поклон, автографы еще полчаса, банкет-жратва-бухло еще час... до гостиницы... "№;%

 

- Ну, наконец-то! – Леша обхватил Брайна за шею, прижал к себе, пытаясь нащупать рукой его ягодицы. Подталкивая его в сторону кровати, Леша начал покрывать Брайна поцелуями везде, куда дотягивался. Щека, губа, шея, ухо, нос, глаза, опять губа, язык... Ему было все равно, просто чувствовать эту близость, внимать его запах, осязать, ласкать, целовать... пить до дна... Он набросился на него как изнеможденный дальней дорогой путник, заблудившийся в пустыне и в последний момент увидевший оазис. Вот она! Вода! Вожделенная вода, когда пьешь и не можешь утолить жажду, слизывая каждую каплю, пробуя ее на вкус, потом обливаясь и не обращая внимания на капли, заглатывать все больше, быстрее. До дна. Боясь не успеть, глотать, глотать, глотать, пытаясь утолить жажду, заглушить терпкий вкус яда разлуки, добавляя в него с каждым глотком эликсир любви, но при этом все равно уже заранее чувствовать предстоящую горечь расставания.

 

Брайн чувствовал его горячую руку на джинсах, чувствовал, как его пальцы пытаются совладать с ремнем, понимал, что он торопится, чертыхается. Он сам освободил ремень и бросил его на пол, потом упал навзничь на кровать и, тоже уже не в силах более сдерживать себя, содрал черную футболку с Леши, не успев даже прочитать, что на ней было написано. Он тоже хотел пить. У него тоже была жажда. Глоток. Глоток. До дна. Пить. Потом он закрыл глаза и отдался своим ощущениям, внимая зову своего тела, предался страсти, содрогаясь от горячих, накатывающих одна за другой волн наслаждения.

 

- Это наваждение какое-то... – поцелуй. – Колдовство... – поцелуй. – Чародейство... – поцелуй. – Не знаю... Вот не может быть такого... – поцелуй, – чтобы раз...  и как будто...  кто-то... щелкнул пальцами... и мир перевернулся... земля завертелась... в другую сторону... представляешь... пять мест! Меня как будто... подхватила неведомая сила...  и вот я тут... – Брайн смеялся, целовал и рассказывал, целовал и рассказывал. – Леша, Леша... мальчик... мой...

 

Ягудин медленно отстранился, склонил голову набок, прищурился и внимательно посмотрел на Жубера.

- Что ты сейчас только что сказал, повтори? – желание, которое еще пять минут назад просто разрывало его изнутри, угасло как костер, на который вылили ушат холодной воды. – Как ты меня назвал?

 

- Леш, я... честно, я не знаю... я гуглом переводчиком...

- Каким, «№;%:, гуглом переводчиком? Я уже лет как …дцать уже не мальчик, и ты тоже! Что за хрень? Что за слащавое инфантильное утипусенье? Я что? – глаза Леши потемнели, и он прищурился, все еще испепеляя взглядом ничего не понимающего Жубера. – А мой мальчик уже ползает! А моему уже памперс не нужен! Мальчик мой, тебе лопаточку подать? Что за...

-Там... сайт... Блог какой-то... Твоя и моя фамилия часто и все время вместе... И вот я там... Ну, гугл не ахти переводит, я не понял, почему ты мою фамилию там сменил на «май бой», я не понимаю, почему я «бой»...  ввел на звуковую передачу по транслиту, там вышло «малчык мооой».  И вот с тех пор...

- Что? – желваки на щеках Ягудина ходили ходуном, челка упала на глаза, но это Лешу похоже совсем не интересовало.

- Ты называешь меня так.

- Я?

- В кошмарах...

- Я сейчас тебе такой кошмар устрою. Так прокошмарю, что… а ну, показывай... Где этот сайт?

Брайн открыл ноутбук и нашел одну из вкладок.

-Тебе может понятнее, но гугл...

Ягудин согнулся над монитором. С каждой секундой выражение его лица сменялось от неподдельного удивления до крайней степени возмущения, от озадаченности до гнева, от изумления до оторопения. Сначала он хмурился, потом побледнел, серые глаза стали совсем темными, потом зрачки расширились, он щурился, закусывал губу, лицо вытягивалось все больше. Он пролистал страницу вниз, сглотнул, посмотрел недоуменно на Жубера, потом стал читать дальше. Через пару минут он резко захлопнул ноутбук и испытывающе посмотрел на Брайана.

- Мальчик мой, значит? – Леша достал пачку сигарет и закурил. – Будешь? – Леша протянул сигарету Брайну.

- Мальборо?

- Беломор канал... тоже мне, индеец нашелся... Мальборо... – Леша хмыкнул.

Жубер взял зажженную сигарету, глубоко затянулся и медленно выдохнул дым в лицо Леше.

- Трубка мира...

Леша не ответил и, не мигая, долго и изучающе смотрел в лицо Брайну. Потом он медленно опустился на колени...

 
Последний из могикан стоял один у подножия горы и смотрел вдаль. Ветер трепал ему волосы, пытаясь сорвать с него шляпу. Он ее удержал. «Мой мальчик» – крикнул он навстречу ветру и рассмеялся. «Мой мальчик» -  повторило эхо.

…ой мальчик…

…мальчик…

…альчик…

…чик…

наступила тишина.

 
Брайн снова проснулся  и скосился на спящего рядом. Потом он тихо встал, наощупь нашел свои джинсы и подошел к окну. Москва еще спала. Только витрины магазинов мерцали синеватым огнем и подмигивали ему, пытаясь что-то сказать. Мальчик давно вырос... Только почему-то этого никто не заметил. Брайн хмыкнул и улыбнулся своей мысли, потом тихо открыл ноутбук, нашел электронную записную книжку и

обновил страницу:

 Вейр

Вернер

Ламбьель

Лайсачек,

Ягудин

Плющенко...

 Олимпийских чемпионов «мальчик» оставил на «десерт». 

 














Смотрите также:

No related posts.