обо всём

Шит хэппэнз. В кругу семьи тоже. И шит из этого круга потом очень сложно вытащить. "Кто к нам с шитом придёт, от шита и погибнет."

А пять лет назад, точно в это же время, всё было очень хорошо.

Познакомились смешно. Дело было в горах, на Чегете. Очень люблю кататься, но тогда, под Новый Год, вместо Кавказа и лыж хотелось на море, понырять где-нибудь в тепле. Я даже в магазин горящих путевок заглядывала - не "горит" ли Египет. И вдруг, двадцать восьмого декабря, от друга Леши приходит сообщение, что есть, мол, лишний билет в Минводы, и поезд отходит через полтора часа. А у меня группа, студенты. И еще впереди две пары. Те студенты - взрослые дяди. Порадовались за меня: езжайте, говорят, не выдадим Вас. Праздник, все-таки. Я скорей домой, за лыжами, вещами. И на вокзал.

В поезде мы с Лешей валялись на верхних полках и рассказывали друг другу всякие свои страсти-мордасти. Это очень здорово, когда есть такой "взгляд наоборот": "его" глазами - то, что для тебя бы, с твоей женской колокольни, выглядело совсем иначе. (Эх, Лёша, Лёша, как бы мне твой взгляд сейчас не помешал, ну да ладно, ты далеко, привет Биг-Бену!). С Лешей в студенчестве мы много путешествовали автостопом, и, кстати, впервые как раз по Англии, а вот на лыжи он встал недавно. Пришел на подмосковный склон, спросил, как застегиваются крепления, оделся и сразу поехал. Но Чегет - все-таки гора сложная, и там кататься мы должны были порознь. Так что мне предстояло найти компанию. И жильё.

Меня привели в маленькую комнатку, где был полумрак. В полумраке на краю двуспальной кровати кто-то щелкал клипсами ботинок. "Свои", - подумала я. (Неет, не там, не там я увидела будущего мужа). Это была Ирка! Тогда я ее еще не знала, но сразу ей обрадовалась, и всё.

Той же ночью к нам пришел мужик. Он требовал открыть дверь и был сильно нетрезв. Стучал в окно, ругался и угрожал. Ирка вела с ним переговоры, а я кричала: "Уходите, сейчас я позову собаку!" Он ругался ещё больше, но отходил и садился в снег. Наутро оказалось, что это хозяйкин хахаль. Хозяйка же спала в бильярдной. Следующей ночью к нам явилась сама хозяйка. "Девочки, там вон машину грабят, вы не сходите, не посмотрите? Девочки, мне вообще-то ночевать негде - бильярдную закрыли". "Сумасшедший дом", - подумали мы и на следующий же вечер съехали.

Днём катались. Было холодно, а на второй очереди Чегета - оочень холодно. После подъемника одно спасение - зайти в кафе. Там мужики какие-то громко обсуждали свой маршрут по дальним югам, ставили стаканы и тарелки в качестве ориентиров, были настроены весьма воинственно. Мне понравилось, и я попросилась с ними. "Девочка, а ты кататься-то умеешь?", - с прищуром спросил меня один экипированный дядька. "Ну, я попробую!",- сказала я зачем-то очень громко. Это всех развеселило.

На дальних югах есть такое место - ровное-преровное: озеро. Главное, к нему не попасть. (За этим и расставлялись тарелки). Конечно же, мы попали именно к нему. И тут... Я увидела досочника. Нет, я и раньше видела сноубордистов на склоне. И даже знала, что один из них поехал с нашей компанией. Ну, едет и едет. И вдруг застрял... Кругом равнина, снег глубокий, а он на своей доске раскачивается, подпрыгивает, брасом воздух разгребает и ни с места... "Улюлю!", - закричали лыжники, - "Ага, попался!". А чего радоваться? Тащили мы его через это озеро, тащили. А когда один из лыжников упал, тот сноубордист презрительно так говорит: "Пристрелите лошадь!". Конечно же, это был мой муж.

Продолжение следует


Смотрите также:

No related posts.