Поэзия. Чухонцев.

Лирика открывается не сразу. У каждого свое время. Думается - у каждого. Просто иногда человек не замечает открывшегося понимания и чувства стиха. И оно, непользуемое, уходит. Мне лирика открылась в районе лет 24-25, что ли. Так чтобы всерьез. Примерно в то время дружен был с копирайтером, а по совместительству - поэтом. Хорошим поэтом. И он мне прочел Чухонцева. Прочел не так, как я их услышал; я как-то сразу услышал по-другому. Слушая его декламацию я понял, как следует их читать. Тяжело. Грузные слова, неторопливое слово роняется, перекатываясь порожками. Мужской сильный голос.

Олег Григорьевич здравствует и поныне. Доброго ему здоровья. Поэт.

Сразу споткнулся о память, едва вошел
со свету в сени, споткнулся на ровном месте:
видно, недавно перестелили пол,
вот и споткнулся, а думал, сказать по чести,
что уже все! что и память постерлась так,
что даже сердце не дрогнет. Но дрогнул шаг.

Это только начало, понятное дело. Но его - достаточно. После него моно ставить точку и оно самостоятельно. А можно после второго шестистрочия... А можно полностью...
Там.http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/contemporary/oleg_chuhonzhev/poetry_srazu_spotknuls.shtml

А это - полностью.

Класть ли шпалы, копать ли землю
хоть несладко, да не впервые.
Вот и выдалось воскресенье,
о плечистая дева Мария.

В рельсы вмерз аккуратный домик
в стороне от транзитных линий.
Хлопнешь дверью – как на ладони
водокачка да острый иней.

В полушубке, сидящем косо,
в черных чесанках, сбитых набок,
покрасневшая от мороза,
волочишь ты мужичий навык.

Ты приходишь в пару из стужи,
в белом облаке довоенном –
вот он, дом: ни отца, ни мужа,
только снимки – в упор – по стенам.

В жадном взгляде, в святом упрямстве,
в складках рта, где легла забота –
и нелегкое постоянство,
и неженская та работа.

По привычке хоть что-то делать
и пошила, и постирала.
Вот и нечего больше делать.
Постелила... Постояла...

Руку вытянешь – никого там.
Закричала бы что есть мочи!
... Бьет прожектор по синим стеклам.
Мелко вздрагивает вагончик.

Притерпелось – и не изменишь,
под соседний стук засыпаешь
и куда-то все едешь, едешь,
а куда – и сама не знаешь.

1959 год

http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/contemporary/oleg_chuhonzhev/poetry.shtml
































Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Французская поэзия