Порвали Порвоо

Порвали Порвоо

Сегодня вышел наш новый "Следопыт" об Италии со статьями моих любимых журналистов: Кристины Март, Кирилла Лопашинова, Артема Лангенбурга, Анны Ремез и Дмитрия Шумилова - нового, очень интересного автора. А до этого, весной, мы делали "Следопыт" о маленьком, но очень славном финском городке Порвоо. Именно там проходил знаменитый сейм, по итогам которого Финляндия вошла в состав России на особых, выгодных для обоих стран условиях. Местные жители свято верят, что произошло это во многом благодаря девушке Ульрике, красавице, в которую влюбился Александр. Поскольку романов на его счету было немало, а сейм длился всего несколько дней, поначалу мы решили, что речь идет о заурядной интрижке. Но оказалось, что это вовсе не так.  Недолго думая, мы с Ксюхусом рванули в Порвоо. Что из этого получилось, читайте тут. А на картинке - это мы так обедали. Просто главное блюдо местной кухни -  улитки Порвали

Что посмотреть в порвоо?

Все началось с веера. Она обронила его, смущенная приглашением на танец. Он поднял вещицу и вернул обладательнице вместе с обещанием  новой встречи. Обычная  история. Не стоило бы вспоминать ее через 200 с лишним лет, если бы она не сыграла  решающую роль в судьбе Финляндии и одного из ее самых обаятельных  городов - Порвоо.

Упавший веер принадлежал восемнадцатилетней красавице  Ульрике Мёллерсверд, а приглашение на танец исходило от любвеобильного императора Александра I. В крохотный финский городок, расположенный неподалеку от Хельсинки, он приехал на знаменитый сейм, в ходе которого Финляндия с его легкой руки вошла в состав Российской империи на особых, более чем выгодных для маленькой страны, правах. Но 15-го марта 1809 года исход сейма еще не был известен. Очевидец тех событий, князь Гагарин писал: «Пронзительная с ярким солнцем стояла стужа, и время приближалось к полудню, когда Император Александр I при звоне колоколов и пушечной пальбе торжественно въехал в Борго».
Ульрика меллерсверд

Борго – старинное название средневекового городка, замершего в ожидании «защитника просвещения и законов Финляндии», как нарекли русского императора местные жители. В город он въехал верхом на коне, не исключено, что на белом, через сооруженную по случаю триумфальную арку, и отправился к дому, где ему предстояло остановиться. С тех пор центр Порвоо практически не изменился. Скромный деревянный особнячок красного цвета, в котором поселили императора, ничем не отличается от соседних зданий – выкрашенных в яркие цвета, уютных и гостеприимных лавочек. Теперь в нем находится небольшой антикварный магазин. Торгуют здесь в основном не слишком древними, хоть и любопытными, безделушками. Неподалеку кондитерская: по полкам - разноцветные сладости в банках, шоколад производства местной фабрики и коробки с чаем. Один из них, кстати, называется Thank you for looking after my cat («Спасибо, что присмотрел за моей кошкой») – чем не подарок соседям, выручившим во время отпуска. Тут же, в минуте ходьбы, музей и магазин игрушек, точь-в-точь такой же, как на Златой улочке в Праге: те же крошечные окошки, а в них совершенно несовременные, оттого особенно милые деревянные машинки, лошадки на палке и калейдоскопы всех мастей. Прекрасная метафора Порвоо – любимой игрушки из далекого прошлого. Разве что в дни решающего для Финляндии сейма здесь все или почти все было всерьез.

На следующее  утро после приезда Александр  в окружении герольдов, дворян сейма  и сановников отправился в кафедральный собор, где сел «одесную алтаря Господня». На деле помпезные слова означают: Александр отправился в небольшую теплую церковь, где, кажется, с самим Богом можно поговорить по душам, и прослушал там несколько речей и службу. В наши дни о его визите напоминает компактная, прекрасно сложенная бронзовая скульптура неподалеку от алтаря. Императору местный мастер явно польстил: на постаменте – сущий Аполлон в камзоле и сапогах с длиннющими шпорами.

Внутри собора царит спокойствие, но выходя из него легко попасть под прицел фотокамер  вездесущих китайских и корейских  туристов. На них он производит столь  же неизгладимое впечатление, как и  раз в пять большая Петропавловская  крепость. Китайским гостям приветливые  жители Порвоо молчаливо улыбаются, а вот с русскими не прочь и поговорить на родном для нас языке. В процессе разговора могут выявиться забавные совпадения, например, окажется, что собака вашего собеседника, как и вы, родом из «Санкт-Пэтэрбург!» Кажется, сейм, так обрадовавший финнов, завершился только вчера, и соотечественники Александра здесь до сих пор на особом положении.

Буквально несколько шагов по брусчатке, и  улочка, начинающаяся от собора, петляя, ведет к городской ратуше. Здесь, в обычной комнате с розовыми стенами, император беседовал со своими новыми подданными. Помимо нее тут можно посмотреть на скульптуры, игрушки, изделия из стекла и картины, созданные финскими художниками. Одна из них, изображающая батальную сцену, выполнена в формате 3 D: к лошади приделан совершенно настоящий, хоть и миниатюрный, хвост, а всадник буквально вываливается из холста на раму. В малоприметном помещении на первом этаже вас ожидает еще более удивительное зрелище: макет, изображающий Александра I в карете, запряженной упитанной лошадьми, с кучером на облучке. Все – в натуральную величину, а восковой (или пластмассовый) русский царь раза в два шире, чем на портретах.

Дом губернатора меллерсверда в порво

Осмотревшись  в ратуше, стоит сделать еще  несколько шагов (в Порвоо почти все расстояния измеряются сантиметрами и метрами) и заглянуть в другой музей – дом местной знати, где все сохранилось точь-в-точь как во времена Александровского визита. Но главное, там можно наконец-то узнать историю Ульрики.

Сейм, растянувшийся  на несколько месяцев, только начался, исход его еще был под вопросом, а в здании духовного капитула на улице Кирккотори (это тоже в двух шагах от собора) устроили бал в честь императора. И как только зазвучала кадриль, на танец он пригласил дочь заместителя местного губернатора Мёллерсверда, еще недавно воевавшего с Россией на стороне родной Швеции. Александра биография майора ничуть не смущала. Не смущало его и то, что сам он был женат, причем практически дважды: помимо законной супруги императрицы Елизаветы, он имел продолжительные отношения с Марией Нарышкиной. Похождения Александра обсуждала вся Европа. Стоит ли удивляться, что он на глазах у всех очаровывал Ульрику. Как бы ни была хороша собой девушка, а к такому вниманию к собственной персоне она явно не привыкла. В музее хранится знаменитый веер, оброненный ей в замешательстве, и скромное девичье платье, которое она одела на памятный для всей Финляндии бал. В витрине напротив – кольцо, подаренное императором, а в уголке – смешные игрушечные, как и все в Порвоо, Александр и его новая фаворитка. Стоит нажать на кнопку, как они закружатся в танце, и глаза кукольного императора заблестят по-настоящему.

Порвоо мой возлюбленный

Через несколько  дней после бала он приехал в имение Мёллерсвердов Мянтсяля (теперь это пригород Порвоо), где провел целые сутки; большую часть времени, конечно же, с Ульрикой. Они гуляли по парку, вместе с деревенской молодежью танцевали под звуки самодельной скрипки, на которой играл конюх Меллерсверда… Как пишут целомудренные историки, на прощание Александр «поцеловал Ульрику в щеку, а через три года пожаловал ей звание фрейлины Ея Величества Государыни Императрицы». Чуть больше фантазии проявил финский писатель Мика Валтари, посвятивший Александру и Ульрике целый роман с угрюмым названием «Танец над могилой», экранизированный в 1950-е годы. Он представил, как несчастный государь мучается от кошмара, увидев во сне убийство своего отца Павла I, и засыпает лишь когда Ульрика кладет ему на лоб ладонь. Как бы то ни было, в начале лета Александр вернулся в Мянтсяля еще на три дня, а через три года действительно сделал Ульрику фрейлиной. 

Для Порвоо девушка, пленившая российского императора, стала добрым ангелом. Можно сколько угодно иронизировать над ее взаимоотношениями с Александром, называя их пошлой интрижкой, но факт остается фактом: благодаря Улле настроение государя заметно улучшилось, и результаты сейма превзошли все ожидания финской стороны: Финляндия, едва освободившись от 700-летнего шведского господства, получила гарантии самоуправления, а ее законодательство, церковная система и сословные привилегии остались неизменными; долгожданная независимость была близка, как никогда. Стоит ли удивляться, что портреты Уллы теперь украшают не только музеи городка, но и сувенирные лавочки, витрины кафе и интерьеры ресторанов. Главный из них, славящийся местным специалитетом – улитками – буквально заполонен бесчисленными фигурками несчастных животных, и все-таки среди них можно разглядеть копию веера Ульрики с изображением влюбленной девушки и императора.

В том, что  Улла действительно питала к Александру теплые чувства, сомневаться не приходится. Легенда гласит, что со временем она переехала в Петербург и даже родила ему ребенка, но упрямые факты сообщают, что девица Мёллерсверд так и осталась в Порвоо. Через несколько лет после знакомства с императором отец против воли выдал ее замуж за генерал-майора Одерта Рейнольда фон Эссена. Невесте было 22, жениху – 58. На венчании, которое наверняка проходило все в том же кафедральном соборе, она ответила на его предложение отказом, но священник продолжил церемонию. Однако Ульрика была непреклонна: в ту же ночь она ушла от Эссена. Незадолго до того, узнав о предстоящей свадьбе, Александр послал в подарок невесте 12 000 рублей серебром. Как знать, возможно именно то обстоятельство, что он до сих пор помнил свое казавшееся мимолетным увлечение, придало Ульрике мужества. Она добилась развода, при этом Александр лично проследил, чтобы неудавшийся супруг не отобрал у нее подаренные деньги. После смерти родителей на эту сумму Ульрика купила дом – через две улицы от того, в котором некогда останавливался ее первый и единственный возлюбленный – и поселилась в нем с братом и сестрой. Любопытное совпадение: в наши дни тут тоже открыли антикварную лавку, причем куда более внушительную, чем в доме Александра – в особнячке Ульрики продается даже дорогостоящий лиможский фарфор.

В городе к  ней относились с большим почтением: она была одной из немногих женщин, получившей право голосовать на выборах. Сохранились сведения о том, что Меллерсверд нередко устраивала приемы и даже театральные представления, разнообразившие размеренную жизнь Порвоо. Незадолго до смерти Ульрика переехала к племяннице в Хельсинки, как и положено почтенной даме, большую часть времени проводила за пряжей и воспоминаниями. Скончалась она в возрасте 87 лет и была похоронена в родном Порвоо, на старом кладбище. От центра города его отделяет скромная мутноватая речка, вдоль которой тянутся похожие, как две капли воды, деревянные домики. С вершины холма, на котором расположено кладбище, можно разглядеть старинную железную дорогу, еще одну местную достопримечательность, радостно оживающую летом и впадающую в спячку с его окончанием. Виден отсюда и весь Порвоо – уютный, незамысловатый и очаровательный, как смелая барышня, без истории любви которой он казался бы обыкновенным, хоть и милым, провинциальным городком, Порвоо Ульрики и Александра.   
 

 

 





Смотрите также:

No related posts.