После занавеса

В шестой фестивальный день театр "Мастерская Петра Фоменко" представил свою недавнюю премьеру – спектакль "После занавеса", в котором режиссер Евгений Каменькович соединил известный чеховский водевиль "Медведь" и одноактовую пьесу современного ирландского драматурга Брайна Фрила "После занавеса".
Водевиль "Медведь" с завидной регулярностью ставится на самых разных отечественных сценах. Удивить чем-то новым здесь, пожалуй, сложно, не говоря уже о возможности найти какие-то совершенно неизвестные пласты в этой простой истории. Режиссеру остается лишь детализировать образы героев, играть с костюмами и декорациями. Евгений Каменькович увидел вдову Попову (Наталия Курдюбова) в образе ведьмы, разодетой в лохмотья (великолепная работа Виктории Севрюковой), однако облик ее постепенно преображается и в финале перед зрителем предстает уже совершенно другая Попова. Волею режиссера вдовушка с ямочками на щеках увлечена скульптурой и все время, прошедшее со смерти мужа, проводит за воссозданием его облика в виде монументального памятника. Герой Евгения Цыганова (Григорий Смирнов) на глазах у зрителей проходит путь от нерешительного зануды до пылкого влюбленного, правда, не совсем трезвого. В финале режиссер дает волю фантазии и в виде стоп-кадров демонстрирует дальнейшую судьбу героев "Медведя".
После шуточного "Медведя" и антракта жителей ожидает экзотическое блюдо – история встречи Сони Серебряковой (Полина Кутепова) и Андрея Прозорова (Никита Зверев). Действие пьесы разворачивается в 20-е годы двадцатого века в привокзальном ресторане, где заправляет Медуза Гаргона - официантка-тапер, роль которой блистательно исполнил Дмитрий Захаров. Полные легкого вымысла и откровенного обмана диалоги героев, повествующие о нелегкой судьбе персонажей двух чеховских драм, то и дело прерываются ее вмешательством. Самое главное, что удалось передать Фрилу в своей пьесе – это "неумение жить", характерное для героев большой чеховской драматургии. То, о чем Антон Павлович лишь намекал - стало реальностью в драматургии Фрила. В "Трех сестрах" Чехов не пощадил лишь Тузенбаха, Фрил же пошел куда дальше, подарив незавидную судьбу Маше Прозоровой и детям Андрея, но об этом зритель узнает ближе к финалу.
Это спектакль не вызывает громких выкриков "Браво!", он другого рода – для ума и для души. При этом он обладает неизменными фоменковскими чертами - особым юмором, естественностью и неповторимой семейной атмосферой.
 






Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. рефлексия после ассамблеи
  2. первый подход после 5-ти месячного перерыва
  3. Попытка развеяться после работы
  4. Речь Каддафи, после которой убили его внуков.
  5. после точки – с большой буквы) встречайте, новая…^^