Разводные мосты

Так получилось, что мне нужно было от станции метро Технологический Институт добраться до Горьковской. Первая проблема заключалась в том, что времени было два с небольшим часа ночи, а значит метро уже не работало. Вторая проблема заключалась в том, что приблизительно в это время разводились мосты.

Я ловлю машину. За рулем, как обычно, сидит хачик (ночью на дорогах Петербурга одни только хачики и ездят). Кстати, следует сделать небольшое отступление, дабы меня не обвинили в национализме.

Небольшое отступление
Выходцев с Кавказа я намеренно называю хачиками, но называю их так не по причине националистических воззрений, а напротив, по причине толерантности. Дело в том, что я, в силу своей необразованности, не смогу отличить армянина от грузина или абхаза от дагестанца. И если я, допустим, армянина ошибочно назову грузином, то это его очень обидит. Именно и только поэтому всех лиц, предположительно кавказской национальности, я называю хачиками.

Я открываю дверь его пепелаца и говорю: "Дорогой хачик! Довези меня, пожалуйста, на своей быстрой, как горный сайгак, машине до станции метро Горьковская. В случае удачной поездки, я вознагражу тебя двухстами русскими рублями". Он ответил что-то странное и непонятное мне, на слух это звучало так: "Ээ, зшыщ ана Горькавскай инэмитрэ чирез мост вэ?". Мне даже показалось, что это был вопрос. Для себя я перевел это так: "Конечно, дорогой человек! Располагайся в моей быстрой, как горный сайгак, машине поудобней, я довезу тебя через мост так быстро, что ты не успеешь глазом моргнуть, как окажешься возле станции метро Горьковская! Хорошая погода, не так ли?". Я сел на переднее сиденье и аккуратно закрыл за собой дверь. Мы ехали по красивым ночным улицам Петербурга, из радиоприемника доносился Ноктюрн №18 ми-мажор Фредерика Шопена, воздух был прохладен и свеж.

Мы подъехали к мосту, который, к моему великому разочарованию, был уже разведен. Я посмотрел на лицо хачика, оно выражало еще большее разочарование, чем мое. "Ээ, щаканамале мама рот!" - послышалось мне. Что означало: "Я так расстроен, что не смог довезти тебя, человек, до станции метро Горьковская, что не успел до момента разведения мостов... Мне очень стыдно перед тобой. И знаешь что, так как я не выполнил взятых обязательств, то и не возьму вознаграждение - это меньшее, что я могу для тебя сделать. Извини!". Я ответил ему: "Твоя правда, хачик. Ты поступил очень правильно, как настоящий мужчина. Так досвиданья же тебе, вечно заправленного бака твоей машине!".

Мы распрощались. Хачик уехал, а я остался стоять на набережной. Было уже прохладно, но в рюкзаке у меня была бутылка перцовки, содержимое которой не дало мне замерзнуть в ожидании сведения мостов.



Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Американские мосты