родина

родина

Оригинал взят у [info]dennett в родина

Для меня, одним из важных различий между российским (европейским?) способом смотреть на вещи - и американским - является отношение к паре часть-целое. Это не отстраненное наблюдение, а момент, который я переживаю лично, живя в Америке и смотря на вещи по-русски. Разница заключается в том, что если в России целое идет до своих частей и существует в некотором роде независимо от них, то в Америке части идут до целого, образуют и исчерпывают его. Можно сказать, что Россия - зона Платонизма, тогда как Америка - страна победившего Аристотеля.

Особенно остро я это однажды почувствовал в булочной-кондитерской Hot and Crusty на углу 86-ой и 3-ей в Нью-йорке. Я вдруг увидел всю кондитерскую целиком как огромное созвездие элементов - зеркала на стенах, стеклянные прилавки, контейнеры для салфеток на столиках с салфетками в них, унитазы в туалетах и рулоны туалетной бумаги, десятки и сотни разнообразных выпечных изделий, кассовый аппарат, наемный юноша за ним - и так далее. В этот момент я ощутил, что за исключением всех своих элементов, в кондитерской, где я сижу, нет ничего другого - что она возникла согласно определенной инструкции, по которой были заказаны по каталогам, свезены в одно место и размещены разнообразные обьекты, процессы и люди. Были проделаны некие действия - и вдруг образовалась кондитерская - и стала осуществлять свои функции. В окружающем меня заведении не было ничего непрозрачного, темного - я с абсолютной ясностью видел все детали, их назначение, их взаимосвязь с другими деталями (скорость расхода туалетной бумаги, среднее число посетителей, мощность электропечи для выпекания батонов и так далее). Эмоционально, ощущение было в основном удивлением, даже изумлением - как, неужели в таком сложном и далеком от меня явлении как кондитерская нет ничего загадочного?! нет промысла богов, нет особенных людей, причастных к таинству абрикосовых тартин и ржаных калачей?! как? - вот это и есть кондитерская - и все?!!

Сейчас я работаю в НАСА - и ситуация совершенно такая же. Те же рулоны туалетной бумаги - известно, сколько их заказывать в зависимости от числа работающих в здании мужчин и женщин - программы планирования времени экипажа на Международной космической станции - пруды с черепахами и золотыми рыбами - особые, быстрые лифты в здании начальства - одна-две кофеварки на этаже - договор с компаниями Dell и HP на замену парка компьютеров раз в полтора-два года - служба безопасности и ее велосипеды - станции наземного слежения в Белых песках, Драйдене и Уоллапсе - их антенны, их фидеры, их шины питания, их графические интерфейсы, разрабатываемые фирмой Боинг по контракту с таким-то номером - и так далее - и если все это собрать в одно место, нанять людей нужной квалификации, устроить бухгалтерию и склады - то возникнет Центр Управления Полетами - и в нем не будет ничего загадочного, никакой тайны, никакой особой воли богов.

Из описанного различия проистекают преимущества и недостатки каждой из упомянутых картин мира. В России, к примеру, уборщик не убирает территорию завода оттого, что размышляет, как лучше обьяснить директору принципы управления этим заводом. Уборщик является частью завода - частью целого - и это его сущность и назначение; он находится в отношении к целому завода, а не к конкретной области своей деятельности, к кучам мусора, лужам масла на полу, металлической стружке и гайкам (я несколько утрирую для наглядности). В Америке же человек обычно знает только свою узкую часть, и часто просто следует инструкции, ожидая, что после выполнения всех нужных шагов случится ожидаемый результат. Понять целое и исходя из него осмыслить части американец обычно не стремится, если это не входит, разумеется, в его служебные обязанности.

Все это можно видеть как в различиях в подходе космонавтов и астронавтов к Международной космической станции, так и в стиле философствования у аналитических и континентальных философов. У одних - тщательное изучение деталей и их комбинаций - у других - интуитивное познание максимально обширного целого и выведение-обьяснение на его основе всех подробностей.

[info]cor в комментариях надоумил - еще один красивый пример - из психологии - бихевиоризм - не случайно, что он возник именно в США - бихевиоризм как идея, что имеется только обьективно наблюдаемое поведение - и больше ничего - что внутренние состояния и качества сводятся и исчерпываются наблюдаемым поведением.

Наконец - то, ради чего я и стал писать эту запись - некий любопытный эффект описанного различия, связанный с работой и исправностью бытовых предметов. Одно из самых удивительных для меня явлений американской жизни заключается в том, что все работает. Высохшая трава на лужайках заменяется, сломанные краны чинятся, двери открываются, сайты, куда необходимо закладывать редкие файлы, снабжены нужными паролями. Все, вплоть до шпингалетов и резиновых наконечников. Если необходимо, появляется мастер и чинит. Нет темы "и так сойдет". Недавно я вдруг понял, что одной из причин этого является аристотелианство американского взгляда на вещи. Если все есть лишь комбинация элементов, то каждый из них важен сам по себе - и они должны все быть в рабочем состоянии. Это - естественное отношение. Если же целое важнее частей, что функционирование каждой из частей рассматривается только в связи с целым. Часть сломалась или работает не совсем исправно - но целое от этого не разрушилось и продолжает спокойно существовать - в этом случае ремонт части не так насущен. Это как раз происходит и у меня в доме - который я рассматриваю, по старой привычке, как некое целое, пребывающее в своем идеальном пространстве. И засорившиеся водостоки, неработающие периферийные выключатели, грязные окна, мелкие трещины в стенах, даже подвижку фундамента - я воспринимаю просто как вторичные процессы - и занимаюсь ими только тогда, когда они угрожают самой жизни дома, его сущности.

PS - это конечно анализ только одного аспекта проблемы исправности и чистоты. дома и другие сущности (не)ремонтируются и (не)убираются по массе других, совершенно не связанных с данным обсуждением причин.


Смотрите также:

No related posts.