Ромен Гари о соловьях

Книжку Ромена Гари "Тюльпан" я так и не поняла...Полностью не поняла. Но были в ней моменты, тронувшие меня за душу... удивительные моменты...

-Патрон, не изводите себя...
-Не буду, дядя Нат.
-...потому что все это не мешает соловью петь.
-Мы здесь не затем, чтобы слушать соловья.
-А зачем же тогда, скажите на милость?
-Не знаю. Никто не знает.
-Ну-ну-ну, патрон. Лично я отлично знаю. Мы здесь именно и только затем, чтобы ублажать соловьев.
-Может быть, и так.
-Да не может быть, а точно, раз я это вам говорю. Я это говорю и докажу. Я очень хорошо знаю, как все случилось. Господь сотворил соловья и дал ему прекрасный голос, и соловей, чуть только ему воткнули последнее перо в задницу. тут же взлетел на ветку и -тюр-лю-лю! тюр-лю-лю! "Я пою и пою для тебя всю ночь!". Двести сорок семь ночей подряд пел он так, соловей-то. А потом вдруг загрустил и умолк. И Господь сказал ему: "Эй, соловушка, что случилось? Я дал тебе прекраснейший в мире голос, а ты им не пользуешься. хорошенькое дельце. Далеко же пойдет мое сотворение мира, если все будут так делать". и тогда соловей подлетел к Господу и сказал:"Дедушка, зачем мне прекрасный голос, когда некому им восхищаться?"- "Есть же я", - слегка обиделся Господь. - "Это не смешно, -ответил соловей. - Вам стоит только захотеть, и завтра Вы запоете не хуже меня, с Вашими-то способностями".-"Ладно, ладно, - сказал Господь, - подумаю, что можно для тебя сделать". И на утро ему пришла в голову идея...
-Тоже мне идея! - вздохнул Махатма.
-Он сотворил человека. И вот зачем было создано человечество - чтобы порадовать соловья!

и еще:

-Патрон, не изводите себя.
-Не буду.
-Потому что в печальную безлунную ночь, в великой тишине без шелестов и шорохов Господь сойдет еще раз на пустую Землю и воссоздаст все кусочки лучшего мира, сажая: там - лес, там - фиалку, творя: там - осла, там - кувшинку с острым клювом...
-Кувшинка, дядя Нат, это не птица. Это водный цветок.
-... и в свою святую бороду, на которой первая росинка нового дня будет трепетать от каждого Его слова, Он прошепчет: "Нет, за что я больше не возьмусь, так это за человека".
-И ничего нельзя сделат, дядя Нат?
-Ничего.
-Точно?
-Я буду непреклонен.
-Совсем?
-Может, создам одного бедного негра.
-Почему бедного негра, дядя Нат?
-Господь нуждается в любви.А где Он найдет больше любви, чем в глазах одного бедного негра?
-Нигде.
-Но это долго не продлится, патрон. Как-нибудь вечером, когда моему негру будет очень одиноко и очень грустно на пустынной земле, он с криком полезет на дерево, и тогда Господь сжалится над ним и даст ему подружку... И снова все пойдет прахом, Патрон.
-Все?
-Все. И негры станут, как белые, и снова будет резня, и снова земля сделается еще более пустынной, чем луна в воскресенье...
-Почему в воскресенье, дядя Нат?
-Кто же будет по воскресеньям сидеть на темной стороне?
-Никто, дядя Нат, никто. Простите.
-Большие континенты поплывут в морях и океанах, словно утопленники, и некому будет слушать здесь песни соловья...
Старый негр надел ночную сорочку и скользнул под одеяло.
-Но вы не изводите себя, патрон.
-Не буду.
Потому что все это не помешает соловью петь.
-Правда?
-Можете мне верит,патрон.
И уже из-под одеяло разадалось:
-Пусть только где-нибудь останется соловей, ощипанный, но свободный, счастливый оттого, что может петь на ветке всю ночи напролет, - какая еще надежда нужна человечеству?








































Смотрите также:

No related posts.