Съезд партии Жуликов и Воров.

Первый день съезда «Единой России» начался с организационного беспорядка и приезда Владимира Путина. Премьер-министр выступил в непривычной роли защитника прав и свобод. Вечером единороссы завершили первую часть съезда кадровыми перестановками.

Съезд партии «Единая Россия» оказался чрезвычайным событием — ради него столичные власти частично перекрыли центр, в частности, все подъезды к Гостиному Двору, где проходил первый день мероприятия. Но на этот раз пострадали не только простые граждане: пробивавшиеся сквозь гигантские очереди журналисты внутри обнаружили, что аккредитация для СМИ сильно урезана. По спецпропуску сотрудники ФСО разрешали только ходить в курилку и «пресс-центр». Все происходящее предлагалось смотреть по трансляции, которая без конца прерывалась. Чтобы попасть в ту часть зала, где находились делегаты, нужно было получить другой пропуск, которых на несколько сотен гостей напечатали несколько десятков.

Тем, кому посчастливилось оказаться на партийных секциях, перемещаться по залу категорически запрещалось: сотрудники ФСО постоянно проверяли документы и по-хамски требовали покинуть помещение.

Журналистов, которые пытались отстоять свое право общаться с ньюсмейкерами, выводили силой. Пропуск на секции считался разовым, поэтому зайти и выйти из помещения можно было только один раз. За 15 минут до начала работы секций в здание Гостиного Двора перестали пускать всех, так как, по мнению ФСО, гостей и журналистов и так пришло слишком много.

В результате на съезд пытались не пустить нескольких губернаторов, члена координационного совета ОНФ Тимура Прокопенко, депутатов Госдумы, сотрудников аппарата партии и других участников, которым не хватило пропусков.

Президент «Деловой России» Александр Галушко так и не смог попасть на секцию, которую должен был модерировать. «Поймите, это был фактически не наш съезд, — говорил корреспондентам один из сотрудников исполкома партии. — Наш съезд захватили сотрудники ФСО». Причина беспрецедентных мер безопасности выяснилась во второй половине дня: первый день съезда решил посетить лидер партии Владимир Путин. Еще до того, как он появился, работа секции «Гражданское общество» ознаменовалась неожиданным инцидентом: известный режиссер единоросс Федор Бондарчук произнес неожиданную речь.

«Хватит себя хвалить… Сплошная ложь, в народе огромное количество взрывных точек, коррупция достала уже. Может, вы расскажете о путях решения вообще? Все, что вы говорите, уже тысячу раз оговорено, почему не говорите, как решать проблемы?» — гневно вопрошала единороссов звезда экрана, предлагая налаживать диалог с гражданским обществом по схеме, предложенной губернатором ивановской области Михаилом Менем, то есть при помощи интерактивных средств коммуникации.

Премьер опоздал на час с лишним. Он посетил две секции — «Гражданское общество» и «Социальная политика», где выступал в неожиданном либеральном духе.

«Задача власти — не только мед наливать в чашку, но иногда и горькое лекарство преподнести, но делать это нужно всегда честно, открыто, и тогда подавляющее большинство людей поймет эту власть», — вещал он партийцам. За примером Путин обратился к зарубежному опыту, напомнив собравшимся о нынешней ситуации в экономике некоторых развитых стран: он констатировал, что они попали в трудное положение. «Власть должна людям объяснить доходчиво, внятно, добиться понимания, не с помощью, конечно, дубинок и слезоточивого газа, а с помощью дискуссий и диалога», — разливался он, хотя еще год назад грозил отоваривать дубинкой «несогласных».

Председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников заявил Путину, что стране нужен новый Уголовный кодекс, потому что весь раздел, касающийся экономических составов преступления, надо переписывать. «Не надо тащить всех в кутузку», — заключил он. «Владимир Владимирович, отреагируйте, пожалуйста», — уговаривал другой депутат Андрей Макаров. «Не нужно всех тащить в кутузку», — уступил премьер, от более пространных комментариев воздержавшись.

Сопредседатель МГЕР Алена Аршинова спрашивала у Путина, как быть с прикормленными СМИ в регионах. «У губернаторов на местах есть ручная пресса, может быть, стоит как-то намекнуть, что можно давать больше свободы?» — спросила она, добавив, что таким образом можно будет черпать больше информации о нарушениях чиновников и злоупотреблении полномочиями.

«Вы правы, такая проблема есть», — признал премьер, однако подчеркнул, что официальная пресса нужна и на федеральном, и на региональном уровне — она должна доносить официальную точку зрения властей.

Премьер не одобрил ситуацию, при которой СМИ формально являются независимыми, а на деле прикормлены администрациями. Эту проблему Путин предположил решать, например, с помощью выделения финансирования по каналам грантов НКО. Премьер вообще хвалил НКО и правозащитников, заметив, что их, тем не менее, многие не любят. «Мы не можем делить права на первостепенные и второстепенные», — сказал Путин. «Все, что прописано в нашей Конституции, является первостепенным», — добавил он. «Нужно относиться к этому с пониманием, — посоветовал премьер, — реагировать на то, что люди формулируют в качестве задания или даже претензии (к властям. — «Газета.Ru»)».

После ухода Путина единороссы перешли к кадровым делам. Съезд проголосовал за введение в состав генсовета, в частности, начальника отдела по работе с общественностью и СМИ ОАО «Транснефть» Игоря Демина и председателя общественного совета президиума генсовета ЕР, экс-сотрудника администрации президента Алексея Чеснакова.

Заметные изменения коснулись и президиума генсовета. В него вошел начальник управления внутренней политики администрации президента Константин Костин. Ранее в руководящие органы партии входил предшественник Костина на посту начальника кремлевского управления Олег Говорун, назначенный полпредом президента в Центральном федеральном округе.

Из состава президиума выведен глава аппарата правительства Вячеслав Володин. Сенатор Руслан Гаттаров объяснил «Газете.Ru», что данное решение носит технический характер: Володин покинул пост секретаря президиума генсовета в октябре 2010 года и по предложению Грызлова получил пост в бюро высшего совета партии. По уставу ЕР нельзя одновременно быть в президиуме генсовета и бюро высшего совета.

Читать полностью: http://www.gazeta.ru/politics/elections2011/2011/09/23_a_3779569.shtml



Смотрите также:

No related posts.