Синдром постравматического стресса.

Дверь. Светлое, теплое, шершавое дерево. Там, за этой дверью… спасение. Дрожащие, истощенные пальцы медленно поворачивают дверную ручку. Глубокий вдох, закрытые глаза, шаг в неизвестность. В кабинет психиатра тенью проскочил молодой человек.
Оценивающий взгляд врача:
- Здавствуйте… - протянул он. – Присаживайтесь.
Настороженный взгляд широко раскрытых серых глаз. Жесткая кушетка, пальцы мертвой хваткой уцепились в её края. Ссутуленные острые плечи, низко опущенная голова. Он сел и уставился в пространство перед собой:
- На что жалуетесь? – нарушил гнетущуую паузу доктор.
Юноша вздрогнул и резко поднял голову.
- По… моги… те… - прошелестел шепот из бескровных тонких губ. – Помогите. Помогите мне!!! – шепот перешёл в безудержный вопль, он бросился к мужчине в белом халате, всё повторяя, словно заклинание, спасительную фразу.
Холодные, худые пальцы обхватили запястья, затравленный взгляд смотрел в упор, источая безнадежность и отчаяние.
- Помогите!! Умоляю, помогите мне!!!
Врач попытался оттолкнуть посетителя, парень спотыкнулся и упал на пол. Быстро вскочив на ноги, он остался стоять посреди кабинета. Всклокоченные волосы, потерянный взгляд и частое прерывистое дыхание, делали его похожим на загнанного зверя. Он посмотрел на психиатра и попятился к стене.
- Они вернулись… Помогите… - тихо промолвил юноша и сполз по стенке на пол. Он обхватил руками глову и отрешенно уставился в одну точку.
Воспоминания, непрошенные и ужасные разъедали его сознание. Словно крючковатые руки из кошмарных снов, они тянулись к нему из прошлого. Вот уже пятый день он не мог уснуть, потерянный между реальностью и кошмарами прошедших дней. В голове всё слилось в одну дикую агонию. Душа разрывалась в неоднозначности ощущений, она горела всеми оттенками чувств, подпитываемая самыми потаёнными глубинами сознания.
- Алло, охрана ….. кабинет… псих… - долетели до парня обрывки фраз, испуганного доктора.
С поразительной проворностью он выбежал из помещения, «бей или беги, бей или беги» пульсировал у него в голове отточенный до совершенства инстинкт. Люди в форме вневедомственной охраны преградили ему путь. Юноша резко затормозил, мыщцы напряглись, он пригнулся, словно готовясь к прыжку.
События спелись в одну цепочку, и вот это уже не холл больницы, это поле боя, поле боя – его войны. И, словно, не проходило двух лет, не было жизни на гражданке, столь ужасающей и гнетущей его своим спокойствием, он опять в эпицентре кошмара, в своей войне.
Обезумевший взгляд, до скрипа сжатые зубы, бросок вперед! Выстрел…
Истекающий кровью парень распростершись лежал на гранитном полу. Голоса людей, переговоры по рации, мерный гул эха… Удары сердца становились всё слабее и реже, по телу волной проходила глухая боль, сознание постепенно тонуло в липком, тяжелом сне. Фантомы воспоминаний, кошмары прошедших дней… Всё исчезало, растворялось, вытекало вместе с кровью на холодный пол. В первый раз за многие годы, изнуренное лицо парня озарила по-детски искренняя улыбка.


















Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. синдром дауна в Италии 87
  2. синдром дауна в Италии 86
  3. Хитро использованный афганский синдром Еркрапа