Смерть Роберта Энке

Смерть вратаря немецкой футбольной сборной Роберта Энке сегодня тема всех мировых СМИ, в Германии, понятное дело, эта тема занимает првые полосы всех газет и первые 20 минут всех выпусков новостей. Напомню, что вчера вечером 32-летний Роберт Энке покончил жизнь самоубийством бросившись под поезд недалеко от Ганновера. Предположительно причиной этому была многолетняя острая форма депрессии, которую он скрывал от окружающих и о которой знали только несколько родственников. 3 года назад у него умерла двухлетняя дочь.

До вчерашнего дня я даже не знал этого имени, т.к. футболом не интересуюсь, но теперь, думаю, ещё долго его не забуду, т.к. я, можно так сказать, принимал участие в этом событии - а именно ехал в том самом поезде, в самом последнем вагоне на втором этаже. Поезд номер RE4427, на котором я ехал из Бремена в Ганновер, шёл с 5-минутным опозданием и в 18.25 как раз подъезжал к станции Neustadt am Rübenberge. Мужчина передо мной уже встал и начал одеваться, я в этом время слушал плеер и читал Der Spiegel, когда поезд резко стал замедлять ход. Не знаю почему, но первой мыслью, которая мне пришла в голову, было что мы кого-то переехали, и через пару минут проводник в самом деле объявил, что из-за несчастного случая поездка задерживается на неопределённое время. Ещё через несколько минут за окном уже были видны первые мигалки, и ещё через пару по вагонам прошли два пожарника спрашивали никто ли не пострадал во время аварийной остановки.

И тогда я подумал - вот сижу я тут слушаю музыку, читаю журнал, а в эту секунду кто-то бросается - или случайно попадает - под поезд, и его жизнь прекращается в этот самый момент. При всём том количестве людей, которое за один день умирает в мире в войнах, или даже в отдельно взятой благополучной Германии в авариаях или от каких-то болезней (от свинного гриппа по последним данным 12 человек), только вот такие вот непосредственные встречи со смертью заставляются задуматься о каких-то вещах, о которых никогда прежде не задумывался.

В тот момент ещё никто не знал, кто попал под наш поезд, было ли это самоубийство или несчастный случай, и я так задумался, если это всё-таки было самоубийство, и если этот человек решился не спонтанно, а планировал сделать это именно сегодня, то с какой мыслью он проснулся сегодня утром? Завтракал, обедал, ужинал, одевался перед последним выходом из дома? И сейчас, когда под моим окном проходит полицейский с фонариком в поисках не хочу писать чего, думаю сами поймёте, а сзади всё небо синее от мигалок машин скорой, полиции и пожарных, кто-то наверное ждёт его дома, пытается дозвониться. Или если у него нет семьи, то завтра кто-то будет ждать его на работе - если он не сделал этого из-за потери этой самой работы. Сегодня стало известно, что Энке оставил прощальное письмо, т.е. вероятно что он всё-таки всё готовил. О чём он думал, когда ехал или шёл к тому железнодорожному переезду, на котором он прыгнул под поезд?

Потом проводник объявил, что все, у кого в Ганновере пересадка на поезда дальнего следования, чтобы они пришли к нему и он объяснит нам как ехать дальше. Со всего состава насобиралось таких человек 15 - рядом со мной стояли какие-то три студента, вроде как подвыпивших, одному из которых надо было в Штуттгарт, девушка, которой надо было во Франкфурт, и женщина, которой надо было в Берлин, и у которой уже в Бремене нужный поезд отменили и поэтому она ехала на этом. После объяснений, что нам делать по приезду в Ганновер, девушка из Франкфурта спросила что известно про того человека - жив ли он. Проводник так нервно усмехнулся (т.к. думаю при попадении под поезд ответ на этот вопрос очевидный), но спокойно и размеренно - по-немецки - объяснил, что исходя из своего профессионального опыта он с огромной долей вероятности может утверждать, что этот человек мёртв, хотя на все 100% поручиться не может, т.к. поезда, к сожалению, сначала кого-то сбивают, и только потом тормозят, а не наоборот, и что это обусловлено чисто математически при такой массе и скорости. Потом она спросила поведёт ли поезд тот же машинист, на что он опять как-то нервно усмехнулся и сказал, что тому во-первых по правилам нельзя, а во-вторых он просто больше не в состоянии.

Мы отъехали через примерно два часа, проводник объявил, что мы задерживаемся на 111 минут (в моём вагоне нашёлся какой-то шутник, который крикнул что-то типа "а разве не на 110?" ). Через пару секунд за окном промелькнула какая-то маленькая станция, это был не Нойштадт, а наверное более мелкая остановка для ганноверских электричек, на которой мы не должны были останавливаться. Исходя из того, что я был в последнем вагоне, то локомотив при остановке должен был находиться как раз  на уровне этой станции. Не буду писать, что могли на нём увидеть находившиеся на нперроне люди, хотя я вроде никого там не видел, но до сих пор содрогаюсь представляя себе эту картину.

Через 20 минут мы были уже в Ганновере, перед выходом я ещё поговорил с продавцом напитков (в этом поезде такой был), спросил знает ли он что-то про того человека, он сказал, что говорил с пожарниками и те сказали, что, дословно,  "собирали его по частям". Также он добавил, что такие случаи на его практике происходили очень часто, и что в это время года они обычно учащаются, особенно сейчас, когда столько людей теряет работу. И в тот самый момент, когда он мне это говорил, он получил смс. Почитал, и говорит - мой друг пишет, что умер Роберт Энке  - какое совпадение! Бедная его жена, сначала ребёнок, потом муж. Стоявшая рядом с нами женщина, в мусульманском платке и с лёгким иностранным акцентом, сказала, что только что слышала эту новость по радио - но в тот момент ещё никто из нас не знал, что все мы можно сказать, присутствовали при его смерти.


Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. «Flight of the Phoenix, the», 1965. Фильм-катастрофа Роберта Олдрича
  2. Похолодание приносит смерть в Европу
  3. Смерть
  4. Смерть поэтическая. Часть четвёртая.
  5. Нисхождение во ад. Почему Бог попускает страдание и смерть? Священник Георгий Чистяков.