Сталин капут.

Сталин капут.

Сталин - это человек, погубивших больше людей в России и других бывших республиках СССР, чем все террористы планеты за всю историю.

Сталин виновен в смерти многих тысяч мирных людей:

Среди документов, отражающих статистику сталинских репрессий, весьма распространена следующая докладная записка[1]:

1 февраля 1954 г.
Секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н.С.

В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами и в соответствии с вашим указанием о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем: за время с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено 3.777.380 человек, в том числе к ВМН - 642.980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже - 2.369.220, в ссылку и высылку - 765.180 человек.

Из общего количества осужденных, ориентировочно, осуждено: 2.900.000 человек - Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым совещанием и 877.000 человек - судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной коллегией.

... Следует отметить, что созданным на основании Постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особым совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 года, было осуждено 442.531 человек, в том числе к ВМН - 10.101 человек, к лишению свободы - 360.921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) - 57.539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) - 3.970 человек.

Генеральный прокурор Р.Руденко
Министр внутренних дел С.Круглов
Министр юстиции К.Горшенин

Можно ли доверять этой докладной записке и другим архивным документам, используемым при анализе масштабов сталинских репрессий?

Надо исходить из того, что ни эта докладная записка, ни другие архивные документы о численности осуждённых и содержащихся в лагерях ГУЛАГа не предназначались для публикации в СМИ, а значит для агитации и пропаганды. Такого рода сводные данные предназначались для внутреннего использования, чтобы знать истинное положение дел. Поэтому нет оснований полагать, что органы безопасности в своих внутренних документах использовали специально искажённые данные.

Другое дело, что, конечно, в этих данных могут быть обычные ошибки учёта, как в большую, так и в меньшую сторону. Даже сейчас, в век тотальной информатизации, часто не могут наладить точный учёт чего-либо, чего уж говорить про эпоху, когда никаких компьютеров не было. Однако, если исходить из того, что ошибки в сторону увеличения компенсируются в сторону уменьшения, то на приводимые сводные данные вполне можно ориентироваться для оценки масштабов репрессий.

Рассмотрим диаграмму, отражающую статистику органов работы госбезопасности в 1926-1953 гг. Диаграмма составлена на основе исследований Олега Мозохина [2]. Сталин капут

На ней можно видеть число осуждённых, число тех, кто был оправдан или чьи дела были прекращены, а также число приговорённых к ВМН (их число входит в общее число осуждённых). ВМН - высшая мера наказания – расстрел и в редких случаях повешение. Следует отметить, что в данную диаграмму попали именно те, кем занимались органы госбезопасности, а не обычная милиция – т.е. те, кого традиционно относят к жертвам репрессий. Те, кем начали заниматься органы госбезопасности, но в дальнейшем чьи дела были признаны неполитическими и переданы в Наркомат юстиции или обычную милицию, в эту диаграмму не попали.

С другой стороны, органы безопасности занимались не только такими классическими антисоветскими статьями как «Антисоветская агитация» или «Вредительство» и «Саботаж», но и бандитизмом, повстанчеством («Лесные братья» и УПА), военными преступлениями, дезертирством, авариями на транспорте (ст.59 п.3 «в» и «г» УК 1926 г. – «Крушения поездов, аварии пароходов и самолетов»), контрабандой. То есть далеко не все, попавшие в жернова ОГПУ/НКВД/МГБ являются действительно жертвами политических репрессий. Так, в 1929-м году из 219862 человек, находившихся под следствием в ОГПУ, 9343 привлекались за бандитизм, 6564 - за нелегальный переход границы, 5450 – за контрабанду и 14434 за валютные операции. За должностные преступления, куда входили взяточничество, растрата, злоупотребление властью и безхозяйственность, привлекалось 26950 человек[2]. То есть в 1929 г. более 28% арестованных органами ОГПУ проходили не по политическим статьям. Для сравнения, в 1948 году из 70 568 арестованных МГБ 23912 человек проходило по статье «Предательство и пособничество немецким оккупантам», а 16270 – «Повстанчество и политбандитизм». Конечно, кто-то считает, что и литовских «Лесных братьев» надо считать жертвами политических репрессий, но так мы договоримся до того, что убитые чеченские боевики – тоже жертвы политических репрессий, что, всё-таки, перебор.

Отдельно надо остановиться на графе «Освобождено». В неё входят как освобождённые после окончания следствия судами и ОГПУ, так и освобождённые в ходе следствия. Как видно, это число почти всегда составляло значительную долю осуждённых. Так, в 1931 году 211072 человека было осуждено, а 100164 – освобождено в ходе следствия или судебным решением. Таким образом, если взять общее число человек, прошедших в этот год через ОГПУ, то одна треть из них была освобождена. Минимального (в процентном отношении) значения этот показатель достиг в пик репрессий – 1937-1938 годы. Так, в 1937 г. 790665 человек осуждено, и только 5948 – освобождено. Максимум был достигнут в 1939 году, когда пошёл откат от репрессий 1937-1938 гг. и реабилитация части тех, кто находился под следствием ещё с 1938 года. В 1939 году было осуждено 66627 «политических» и 108726 – освобождено. Необходимо также отметить, что далеко не все осуждённые приговаривались к заключёнию. В первой половине 1930-х активно применялась такая мера, как ссылка и высылка. Так, в 1931 году из 211072 осуждённых ссылке и высылке подверглись 63028 человек, или 29.9%. В 1935 – из 298063 осуждённых этому наказанию подверглись 46598 человек, или 15.6%. В дальнейшем эта мера тоже использовалась, но с течением времени доля приговорённых к этому наказанию снижалась, достигнув своего минимума в 1953 году (36 человек).[2]

Как видно из диаграммы, наибольшее число приговорённых к расстрелу пришлось также на 1937-1938 год. В 1937 из 790665 осуждённых было расстреляно 44.7%, а в 1938 г из 554258 - 59.3%. Также необходимо отметить, что 26 мая 1947 года смертная казнь была отменена, а 12 января 1950 г. возвращена для «изменников Родины, шпионов, подрывников-диверсантов». 30 апреля 1954 г. смертная казнь была введена и за умышленное убийство.

Следует отметить, что если просуммировать число осуждённых и расстрелянных только за период 1926-1953 гг. оказывается заметно больше, чем такой же показатель в вышеприведённой справке на имя Хрущёва за период 1921-1953 гг. Так, общее число осуждённых в нашей диаграмме равняется 4.05 млн., а число расстрелянных – 786760 человек. Наиболее вероятное объяснение этому - что в записке Хрущёву скорее всего не учитывались дела по осуждённым за бандитизм, дезертирство, контрабанду и др. неполитические статьи, подведомственные органам госбезопасности.

Помимо статистики приговоров масштаб репрессий можно также оценить по численности заключённых в ГУЛАГе и тюрьмах. Одним из наиболее авторитетных исследователей данного вопроса является В.Н. Земсков. Вот какие данные он приводит[3]:

Численность заключенных ГУЛАГа (по состоянию на 1 января каждого года)
Годы В исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) Из них осужденных за контрреволюционные преступления То же в процентах В исправительно-трудовых колониях (ИТК) Всего
1934 510307 135190 26,5

-

510307
1935 725483 118256 16,3 240259 965742
1936 839406 105849 12,6 457088 1296494
1937 820881 104826 12,8 375488 1196369
1938 996367 185324 18,6 885203 1881570
1939 1317195 454432 34,5 355243 1672438
1940 1344408 444999 33,1 315584 1659992
1941 1500524 420293 28.7 429205 1929729
1942 1415596 407988 29,6 361447 1777043
1943 983974 345397 35,6 500208 1484182
1944 663594 268861 40,7 516225 1179819
1945 715505 289351 41,2 745171 1460677
1946 746871 333883 59,2 956224 1703095
1947 808839 427653 54,3 912704 1721543
1948 1108057 416156 38,0 1091478 2199535
1949 1216361 420696 34,9 1140324 2356685
1950 1416300 578912 (в лагерях и колониях) 22,7 1145051 2561351
1951 1533767 475976 31,0 994379 2528146
1952 1711202 480766 28,1 793312 2504514
1953 1727970 465256 26,9 740554 2468524

Численность заключенных в тюрьмах СССР (данные на середину каждого месяца)
Годы Январь Март Май Июль Сентябрь Декабрь
1939 350538 281891 225242 185514 178258 186278
1940 190266 195582 196028 217819 401146 434871
1941 487739 437492 332936 216223 229217 247404
1942 277992 298081 262464 217327 201547 221669
1943 235313 237246 248778 196119 170767 171708
1944 155213 177657 191309 218245 267885 272486
1945 279969 272113 269526 263819 191930 235092
1946 261500 278666 268117 253757 259078 290984
1947 306163 323492 326369 360878 349035 284642
1948 275850 256771 239612 228031 228258 230614

Каков же был состав заключённых в ГУЛАГе? Вот что пишет по этому поводу В.Н. Земсков[3]:
В марте 1940 г. в ГУЛАГе первое место по удельному весу занимали осужденные на сроки от 5 до 10 лет (38,4%), второе - от 3 до 5 лет (35,5%), третье - до трех лет (25,2%), свыше 10 лет - 0,9%. Возрастной состав заключенных ГУЛАГа (1 марта 1940 г.): моложе 18 лет - 1,2%, от 18 до 21 года - 9,3%, от 22 до 40 лет - 63,6%, от 41 до 50 лет - 16,2%, старше 50 лет - 9,7%. 1 января 1941 г. в ИТЛ находилось 4 627 заключенных в возрасте старше 70 лет [Там же]. По состоянию на 1 января 1939 г., в составе лагерных заключенных ГУЛАГа было 63,05% русских, 13,81% украинцев, 3,40% белорусов, 1,89% татар, 1,86% узбеков, 1,50% евреев, 1,41% немцев, 1,30% казахов, 1,28% поляков, 0,89% грузин, 0,84% армян, 0,71% туркмен и 8,06% других (табл.5). Весьма показательны данные об образовательном уровне лагерных заключенных ГУЛАГа в 1934-1941 гг. (табл.6). За период с 1934 по 1941 гг. удельный вес лиц с высшим образованием возрос в три раза, а со средним - почти в два раза. Столь значительное увеличение удельного веса заключенных с высшим и средним образованием произошло несмотря на одновременный рост численности лиц с низшим образованием, малограмотных и неграмотных. Например, численность малограмотных среди лагерных заключенных возросла с 217 390 в 1934 г. до 413 122 в 1941 г., т.е. почти в два раза, но их удельный вес в общем составе заключенных ИТЛ за этот период понизился с 42,6% до 28,3%. Численность же заключенных с высшим образованием увеличилась за 1934-1941 гг. более чем в восемь раз, со средним - в пять раз, что обусловило возрастание и их удельного веса в общем составе лагерников.

Большой рост числа осуждённых с высшим образованием объясняется тем, что в 1937-1938 гг. репрессии в значительной части шли по «анкетному» признаку. Так, среди арестованных в 1937 г. второе место после кулаков занимают ««Бывшие» люди (помещики, дворяне, торговцы, жандармы и т.п.)» - 114674 человека[2]. Для сравнения, в 1934 г. «бывшие» люди занимали 4 место – 1603 человека. По численности арестованных их опережали кулаки, «деклассированный элемент», и лица без определённых занятий. Сколько же всего населения, включая уголовников и "политических", прошло через ГУЛАГ? Частично ответ на этот вопрос может дать следующий документ[1]:

6 августа 1955 г.
Начальнику ГУЛАГа МВД СССР генерал-майору Егорову С.Е.
Всего в подразделениях ГУЛАГа хранится 11 миллионов единиц архивных материалов, из них 9,5 миллионов составляют личные дела заключенных.

Начальник секретариата ГУЛАГа МВД СССР
майор Подымов



Безусловно, к жертвам политических репрессий нужно отнести также кулаков, высланных в ходе коллективизации за Урал. В справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛага ОГПУ под названием "Сведения о выселенном кулачестве в 1930 - 1931 rr." указывалось, что в это время было отправлено на спецпоселение 391 026 семей общей численностью 1 803 392 человека[4].

Из всего вышесказанного видно, число репрессированных – т.е. осуждённых по политическим статьям, а также высланных кулаков и членов их семей составило порядка 5.6 млн. человек. Это, безусловно, много, точно также как очень велико число расстрелянных, однако если мы хотим быть объективными, то, говоря о сталинских репрессиях, надо говорить именно об этих цифрах, а не о «десятках миллионов».

Список источников:

1.А.Дугин. Сталинизм: легенды и факты // Слово. 1990, №7. С.23;
2. Мозохин О.Б. Из истории деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ
3. В.Н.Земсков. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) Социологические исследования. 1991, N.6 С.10-27; 1991, N.7. С.3-16
4. В.Н.Земсков. Судьба "Кулацкой ссылки" (1930 - 1954 гг.). "Отечественная история" 1994, №1 стр.118-143

http://statehistory.ru/52/Stalinskie-repressii/

и в смерти многих тысяч солдат, которых диктатор бросал на убой заградотрядами, как пушечное мясо:

"— Атаковать! — звонит Хозяин из Кремля.

— Атаковать! — телефонирует генерал из теплого кабинета.

— Атаковать! — приказывает полковник из прочной землянки.

И встает сотня Иванов, и бредет по глубокому снегу под перекрестные трассы немецких пулеметов. А немцы в теплых дзотах, сытые и пьяные, наглые, все предусмотрели, все рассчитали, все пристреляли и бьют, бьют, как в тире. Однако и вражеским солдатам было не так легко. Недавно один немецкий ветеран рассказал мне о том, что среди пулеметчиков их полка были случаи помешательства: не так просто убивать людей ряд за рядом — а они все идут и идут, и нет им конца.

Полковник знает, что атака бесполезна, что будут лишь новые трупы. Уже в некоторых дивизиях остались лишь штабы и три-четыре десятка людей. Были случаи, когда дивизия, начиная сражение, имела 6-7 тысяч штыков, а в конце операции ее потери составляли 10-12 тысяч — за счет постоянных пополнений! А людей все время не хватало! Оперативная карта Погостья усыпана номерами частей, а солдат в них нет. Но полковник выполняет приказ и гонит людей в атаку. Если у него болит душа и есть совесть, он сам участвует в бою и гибнет. Происходит своеобразный естественный отбор. Остаются жестокие, сильные личности, способные воевать в сложившихся условиях. Им известен один только способ войны — давить массой тел. Кто-нибудь да убьет немца. И медленно, но верно кадровые немецкие дивизии тают.

Хорошо, если полковник попытается продумать и подготовить атаку, проверить, сделано ли все возможное. А часто он просто бездарен, ленив, пьян. Часто ему не хочется покидать теплое укрытие и лезть под пули... Часто артиллерийский офицер выявил цели недостаточно, и, чтобы не рисковать, стреляет издали по площадям, хорошо, если не по своим, хотя и такое случалось нередко... Бывает, что снабженец запил и веселится с бабами в ближайшей деревне, а снаряды и еда не подвезены... Или майор сбился с пути и по компасу вывел свой батальон совсем не туда, куда надо... Путаница, неразбериха, недоделки, очковтирательство, невыполнение долга, так свойственные нам в мирной жизни, на войне проявляются ярче, чем где-либо. И за все одна плата — кровь. Иваны идут в атаку и гибнут, а сидящий в укрытии все гонит и гонит их. Удивительно различаются психология человека, идущего на штурм, и того, кто наблюдает за атакой — когда самому не надо умирать, все кажется просто: вперед и вперед!

... Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска диверсантами, если бы было массовое предательство и враги разработали бы детальный план развала нашей армии, они не достигли бы того эффекта, который был результатом идиотизма, тупости, безответственности начальства и беспомощной покорности солдат. Я видел это в Погостье, а это, как оказалось, было везде."

"На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме. Приведу пример. Из высших сфер поступает приказ: взять высоту. Полк штурмует ее неделю за неделей, теряя множество людей в день. Пополнения идут беспрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них опухшие дистрофики из Ленинграда, которым только что врачи приписали постельный режим и усиленное питание на три недели. Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию... «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»... Сразу же подключается политрук, СМЕРШ* и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, свидетельствует: «Да, в присутствии солдат усомнился в нашей победе». Тотчас же заполняют уже готовый бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или «Отправить в штрафную роту!», что то же самое. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» А немцы врылись в землю, создав целый лабиринт траншей и укрытий. Поди их достань! Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат. Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных."

(http://www.golubinski.ru/russia/nikulin_vojna.htm)

К чёрту насаждаемый в России культ Сталина.
Это как если во Вьетнаме воскрешать культ Пол Пота или в Германии воскрешать культ Гитлера.















Смотрите также:

No related posts.