старые-осенние-жухлые слова .. словечки.

Она признавалась ему в любви. Она говорила, что такие чувства не остаются незамеченными во вселенной. Она говорила, что сохранит эту любовь в своем сердце на всю жизнь и даже больше. Она говорила, что они будут вместе всегда, вечно.. Но потом.
Она объясняла, что не может остаться с ним.

Конечно, он не был безупречен, но он был не готов потерять её. А она улыбалась и говорила: «Что такое «никогда»? Всего лишь короткий отрезок маленькой земной жизни. Я смогу прожить без тебя, я потерплю чуть-чуть. Моя любовь выдержит гораздо больше, чем длина человеческой жизни...)»

А он смотрел в её глаза, и ему казалось, что она безумна. Ведь «никогда» в этой жизни вполне могло оказаться «никогда вообще». Но он любил даже это её безумие. Да и любовь, которой не нужны ни доказательства, ни подпитка должна была быть настоящей. Она не хитрила и не обманывала , он видел это в её взгляде, слышал в её дыхании, чувствовал малейшее колебание её тела в пространстве.

Она говорила, что её любовь больше, чем боль, которую он причинил. Она говорила, что не может простить, но её любовь больше любого прощения. Она говорила, что там, в следующих воплощениях, жизнь будет лучше, и они будут лучше. Там они смогут не делать ошибок. И что она забудет все плохое и сохранит только лучшее – её любовь к нему.

Он просто молчал.
И она ушла.

А потом жизнь действительно кончилась. Неожиданно и быстро. И ему тогда вспомнились её слова про «маленький отрезок земной жизни». Он не думал о смерти и о том, что происходит дальше, даже после того, как она произнесла все эти прощальные слова.
Но все оказалось действительно так, как она говорила.

Новая жизнь началась практически сразу же, не было ни разговоров с богом, ни страшного суда, ни выбора вакансий. И он стал жить, постепенно осваиваясь, постепенно понимая, где и кем он оказался. И он действительно помнил все то, что происходило с ним в прошлой жизни, помнил её…

Оказалось, что жизнь осталась прежней после его смерти. Его не перебросило во времени или в другие миры, все осталось прежним, все шло своим чередом. И тогда он решил разыскать её.

Было странно помнить все и видеть знакомые, но уже ставшие чужими места и лица, но ещё более странно было видеть её. Она была все так же красива, хоть он и видел её теперь немного с другого угла. Она лежала на солнце, опустив веки, почти обнаженная, и водила рукой по песку.

Как безумно ему хотелось коснуться её!

Она продолжала загорать. Время от времени её рука раздраженно пробегала по собственному телу, отгоняя назойливую муху. А та садилась то тут, то там, блуждала среди маленьких светлых волосков на её теле, пробовала хоботком её кожу, отлетала ненадолго и снова принималась бродить по новому кусочку её тела. Она даже прикрикнула на неё, устав отгонять.

Он смотрел на неё с грустью.
«Ты оказалась права, милая... – хотел сказать он, но не мог, - мы встретились, как ты и хотела.. И я помню тебя и нашу любовь, как ты говорила. Только жаль ты не сказала, что в следующей жизни я буду мухой, и ты будешь брезгливо отгонять меня от себя.»

хх)))








Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Два слова об имени