СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ И КРИМИНАЛ ВО ВЛАСТИ

Я принадлежу к старшему поколению, но и мне не довелось испытывать того сочетания страха перед властью (понимания что она в любой момент может сделать с тобой все, что угодно) и одновременно страстной и искренней к ней любовью. О том мне рассказывали родители, о том же я читал в книгах, видел в фильмах. Вне сомнений это был стокгольмский синдром. И с ним человечество жило многие тысячелетия: власть тиранов, костры инквизиции и пр., пр. Много позже синдром этот отдаленным эхом вернулся с коммунизмом и фашизмом.
Но в моей сознательной жизни я его уже не застал. Однако нечто подобное многим из нас довелось испытать в детстве, когда в нашу компанию нагло затесывался блатной пацан немного постарше нас. Ситуация как ни странно напоминала классическую, много позже названную стокгольмским синдромом.
Глядя на бравирующего своей наглостью юного негодяя, каждый из нас испытывал сложное сочетание чувств. Это было одновременно детское благоговение перед наглецом, казавшимся нам тогда отчаянным храбрецом. И липкий, унизительный, пачкающий душу, страх. Страх этот был небезоснователен. Мы знали, что приблатненный пацан, желая укрепить свой авторитет, может в любой момент придраться, и не просто отлупить, но и всячески унизить каждого из нас.
Конечно, эти неприятные эпизоды нашего детства мы поспешили забыть. Тем более, что в дальнейшей нашей жизни подобного унижения нам уже не доводилось испытывать и наш детский страх со временем полностью выветрился. Но где-то в глубине нашего я, на уровне подсознания, эта информация хранится.
И вот стране появился лидер, который чем-то неуловимо напоминал предмет одновременного обожания и страха нашего детства. Многие на сознательном уровне почти ничего не почувствовали, но подсознание среагировало, наверное, у каждого. Какой-то лихой пацанский имморализм (в детстве мы еще не знали этого слова, но то, что пощады не жди, не пожалеет, если придется, никого) почувствовали в новом лидере все.
Когда начали взрываться дома, причем не элиты, а рядовых граждан, даже не привыкшие анализировать, если не поняли, то почувствовали, что это жертвы. Человеческие жертвы, принесенные крутым лидером (бывшим приблатненным пацаненком) для повышения своего престижа (раньше мы называли это авторитетом).
Тогда же мы услышали приблатненный говор нового лидера. Мы, мол, крутые: «В туалете замочим». С этого момента началось народное обожание. А с чего, скажите, пожалуйста? Сталина по-настоящему полюбили, когда он пролил реки крови. А тут просто привычный с детства блатной говорок.
Но ключевые слова здесь: «привычный с детства». Наши предки не испытывали в детстве унижения от блатных (время было другое). Вот им и понадобились реки пролитой крови, чтобы испытать стокгольмский синдромом и, как его следствие, пароксизм любви к вождю. А нам достаточно вспомнить свое детство. Правда, у нас нынче все несколько по-другому.
Когда начали взрываться жилые дома, особого страха не было, домов в стране очень много – маловероятно, что выбор падет именно на твой. Да и дома вскоре перестали взрываться. А так как не было страха, то и не возникла и горячая любовь. Да и симпатии воблоглазый, похожий на глиста лидер особенной не вызывал. А уважение, признание его несомненного безоговорочного лидерства, ровно, как в детстве, возникло и приобрело устойчивый характер.
Когда погибла подлодка «Курск», мы вновь услышали знакомые интонации. Спасать людей с подлодки не торопились. Престиж страны оказался важней, чем люди. Их в стране много. Но главное даже не гибель моряков. Главное – блатная интонация, которую в интервью, данном отдыхающим на юге лидером, услышали все. На вопрос корреспондента, что с подлодкой, следовал крутой по-пацански циничный ответ: «Она утонула». Нечего, мол, сопли распускать, утонула, так есть другие, а люди погибли – эка беда, людей в стране много.
Не знаю, как другие, но я именно с этого момента понял, что нас, народ громадной страны, будут унижать, как в детстве нас унижали приблатненные пацаны.
И я не ошибся. Лидер и его банда начали систематическое разграбление страны. Разграбление откровенно наглое, бессовестное. Наверное, многим, если не всем, из его окружения, действительно важны именно деньги. Но, подозреваю, что для их главаря деньги сами по себе второстепенны. Для него важнее собственная бандитская лихость. Важнее своей безнаказанностью, каким-то до извращения страстным желанием грабя страну у всех на глазах, унижать ее жителей.
Конечно, унижение испытывают не все, а только то, что еще не лишился чувства собственного достоинства. Но унижать рабов, и не велика радость. Особенно приятно для блатного лидера пытаться унизить людей независимых. А это не всегда удается.
Но отвести душу иногда можно именно используя упрямство людей гордых своей независимостью. Хотели демократы проводить митинги именно 31 числа и именно на Триумфальной площади. Так почему не получить изысканное удовольствие ломая упрямцам ребра.
При двух террористических атаках: один раз потравили заложников газом, а во второй -обстреляли школу с детьми артиллерией. Казалось бы, есть причины народу возмутиться. Но ничего, съели и это. А это тоже удовольствие для бывшего подзаборного пацаненка –сожрали люди обиды и не поперхнулись.
И особое удовольствие получает человек с криминальным менталитетом, когда нарушает законы. Казалось бы, в чем радость, когда любой закон в твоих силах как угодно изменить. Так меняй, а потом действу в соответствии с новым законом. Так нет же, это уже будет не то удовольствие.
А случилось так, что захотелось уродливому гномику-лидеру наказать высокого красавца-олигарха. Правда тот оказался с характером, сломать его так и не получилось. Но отвести душу все же удалось. Не был безгрешен противник, и грехи его на поверхности лежали, и прокуроры наготове были – дай только приказ. Но какое удовольствие осудить человека за то, в чем он повинен? Нет, это неинтересно крутому блатняку. Кайфа нет. И стали осуждать олигарха за то, в чем он ну никак не повинен. И осудили, причем два раза.
Но после первого раза просто нарушать действующие в стране законы оказалось слишком пресно. И во второй раз осудили олигарха не просто с нарушением законов юридических, а с явным, бьющим в глаза нарушением законов арифметики.
Такой явной наглости, казалось бы, просвещенная страна не должна была вытерпеть – арифметику знают все. Но ничего, вытерпели и это. Более того, по этим отвратительным для криминального сознания юридическим нормам нельзя открыто давить на суд. И хотя скрыто он не просто давит на суд, последний в полном его подчинении, открыто презирающий юридические нормы блатной лидер нации пред началом второго судилища в телеобщении с населением страны выступил с обвинениями в адрес подсудимого, прилюдно давая тем самым суду наказ судить бывшего олигарха с максимальной строгостью.
Когда группа ментов и налоговиков посадила и уморила в тюрьме юриста, уличившего их в грабеже казны на миллиарды, особый кайф для приблатненного лидера было лично наградить их. Хотя не было в том никакого расчета. Правильней было бы наказать виновных. И народу бы это понравилось, и деньги эти немалые можно было и самому с дружками найти способ прикарманить. Но не так, видать, для него важны деньги. И эту наглость люди съели.
Но как дальше получать удовольствие? Все вроде испробовал. Но, то ли советчики нашлись, то ли сам додумался. Можно ведь гробануть больных детишек. И выполнил. Повеселившись с мировыми звездами, они с дружком умыкнули собранные для больных деньги. Деньги небольшие, но удовольствие в том, чтобы откровенно поиздеваться над сопливым гуманизмом жалких интеллигентиков.
Но, хватит. Дальше терпеть издевательства невозможно. Если бы в прошлом году он добровольно отбыл бы тратить на Западе наворованные миллиарды, люди, не то что ему простили, но не захотели бы с ним связываться. Нынче же ситуация изменилась. Наш приблатенный правитель не просто надоел, он уже настолько осточертел нам, что неизвестно откуда появилось желание заставить его заплатить за все издевательства.
Не знаю, как другие, но я теперь желаю тщательного расследования всей деятельности нашего бывшего кумира и требую, что бы он получил полной мерой, причем с медицинской точностью, день в день, за все свои выявленные прегрешения.
И опять же. Прежде была надежда, что наш уголовный лидер, насосавшись до отказа зеленых ($40 млрд. – сумма немалая) и вдоволь покуражившись, уйдет на покой переваривать сожранное.
Однако нынче обуревают меня сомнения. Что ему богатства? Кураж важнее. Для тех, кто не бывал на самом верху, достаточно нанять кучу слуг и куражься над ними сколь душе угодно. Но блатному извращенцу, который не только властвовал над громадной страной, но откровенно издевался над народом, давшим миру столько великих людей, очень трудно лишить себя такого удовольствия.
Поэтому есть основания предполагать, что не уйдет этот упырь сам, пока мы, народ, не привлечем его к ответу.



























Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Хитро использованный афганский синдром Еркрапа
  2. синдром дауна в Италии 86
  3. синдром дауна в Италии 87
  4. Синдром постравматического стресса.