Тартюф

Вчера в театре имени Волкова состоялась долгожданная премьера мольеровского "Тартюфа" в постановке Александра Кузина. Долгожданная не только в том смысле, что премьера была перенесена с окончания прошлого сезона на начало этого, но и потому, что среди определенной категории зрителей сформировалась выраженная потребность в появлении на сцене театра традиционной комедии. Эксперименты последних лет, благодаря которым о Волковском стали говорить за пределами Ярославля, многим оказались не по душе. Именно этой категории зрителей, как мне кажется, и адресован этот спектакль.
Красивая и информативная программка привлекает внимание к спектаклю первоклассным актерским составом: Терентьева, Солопов, Куценко, Светлова, Майзингер, Шрайбер... В первом же выходе на сцену Терентьева ярко и искусно переигрывает своих коллег. Именно с появлением на сцене госпожи Пернель (Наталия Терентьева) на лицах зрителей появляется заметное оживление. Но стоит ее героини скрыться в закулисье, как действо погружается в нескончаемые реплики. Спасает лишь сильное индивидуальное мастерство актеров. Образец комедийной игры от Сергея Куценко (Оргон), традиционно экспрессивная Ирина Сидорова (Дорина) и ещё незнакомые ярославскому зрителю грани актерского таланта Анастасии Светловой (Эльмира) удерживают внимание зрителя.
Молодое поколение труппы на фоне мастеровитых коллег несколько теряется и, как показалось, играет чуть ниже своего привычно высокого уровня. Начинаешь анализировать и понимаешь, что обоснованно придраться к игре актеров едва ли возможно. Актеры играют на столько, на сколько им позволяет задумка режиссера. Среди молодежи, задействованной в спектакле, наиболее выигрышно выглядит Наталья Мацюк в роли Марианны. Фарфоровое личико и упрощенная пластика добавляют образу дочери Оргона некое куклоподобие, что в контексте пьесы оказалось весьма кстати.
Образ Тартюфа выглядит наиболее проработанным. Владимир Майзингер старательно и точно выписывает образ неоднозначного двуликого Тартюфа, но природа его действий остается непроясненной. Наиболее зрелищной в актерском плане показалась сцена разоблачения Тартюфа, в которой дуэт Майзингера и Светловой раскрывается наиболее ярко.
Жизнеутвержадющий финал, сопровождающийся арестом Тартюфа, несколько скомкан, но при этом запомнится парой очень сильных мизансцен и маленьким сценографическим чудом (сценография Кирилл Данилов). Удалось ли режиссеру раскрыть новые стороны популярной пьесы, углубиться в исследовании причин катастрофы, которую только чудом избежала семья Орогона? Отвечать на эти вопросы утвердительным "да" я не возьмусь.
Вчера, пытаясь уместить впечатления от спекталя в нескольких словах, я написал в твиттере: "…все говорят, говорят, говорят... к финалу ближе пара ярких красок и пара остроумных мизансцен".
У Кузина получилась вполне традиционная провинциальная комедийная постановка. Этот спектакль найдет своего зрителя и без труда соберет полный зал. Нужны ли подобные спектакли? Да, нужны, но в крайне умеренных количествах.








Смотрите также:

No related posts.