у самых богатых дома чисто всегда

в году где-то 86 я познакомилась с тетей Соней из Речицы. Она какое-то время назад пожила у сына в Нью- Йорке, и, естественно, много об этом рассказывала.
Лет ей было минимум 70, была она очень маленькая росточком, как, наверное, только еврейские женщины могут быть- где-то метр сорок, и необыкновенно местечковая. Теперь я знаю тысячи таких вот персонажей, как она, то в 86-м я такое видела впервые. Говорила она с сильным идышским акцентом, вставляла много белорусских слов, и мне тогда показалась несколько...... ограниченной.
Дорогая тетя Соня, слышите ли вы меня? Я часто вспоминаю Вас в Америке, и поражаюсь точности Ваших зарисовок, остроте Вашего взгляда и Вашей мудрости.
Так вот, о чистоте. Я, конечно, не в состоянии воспроизвести Вашу богатую, колоритную речь. Попробую передать хотя бы часть Вашего великолепного рассказа.

"В Америке они живут, как последние засранцы. Обуви в доме не снимают. Попой садятся и на траву, и на бордюрчик- нет, чтоб газетку хотя бы подложить. Одежу не гладят.  А што у пацанов в комнатах делается- страх. Я невестке сказала, што так нельзя, так она мне, мол, они не разрешают убирать у себя. Да дзеш такое видано? Я сразу, как они в школу ушли, взялась у них в шифоньерах порядок наводить, перегладила все, поскладала, белье грязное повынимала, они са школы паприходзили, вау, Сонни, большой палец показывают, нравится. Я им: какая я Вам Сони- я Бабушка. (надо сказать, к моменту Сониного отъезда она с мальчишками, до этого по-русски никогда не разговаривавшими, довольно хорошо общалась).
Невестка, конечно, удивилась, но сказала, штоб я ничаго не дзелала больше, што Далорэс все зделает. Азохен вей эта Далорэс. Раз в неделю приходит- и так...- па верхам. Делает вид, што прыбрала. Ну так моей невестке можно и вид делать, но тыш меня знаешь. Я ее всему научыла- и как убирать, и как пыль сцираць, и как вещи складывать. Она, конечно, выкобенивалась сначала, я на такую работу не нанималась, такая агройсэ принцесса, но ничего- слушала все, што я ей говорила. Так мы с ней на четыре руки весь дом и прибрали. Мишу, сына, заставила половик на входзе купить, и всем приказала обувь снимать. Ну, с этим трудно было, особенно с пацанами- если у двери не споймал- уже в кроссовках в комнату поперся, я ему "куда пошел в обуви с улицы?"- он мне "сори, бабУшка"- вот тебе и "сори".
А у самых богатых дома чысто всегда. У них такая Далорэс каждный дзень приходит. И все время што-та убирает. Мы у Мишынава начальника в гостях были, в мою чесць сделал "парци". А у них на парци еды не дают, только выпивка да орешки всякие, да и пить они не умеют. А Миша мне сказал "Мама, сделай драники, удивим моего Сцива"- драниками с картошки, да?- кабудта я нормальной еды не умею сдзелать. Но Мише сказал- драники- их вэйс- нехай будут драники. Так што там было- как налетели они на эци драники, как будта год не ели, и мне: "Сони, Сони- и пальцы свои целуют". Я не представляю, если б я им сваю гефелте-фиш сделала. Я ш Мише сразу и предложила- давай я гефелте-фиш сделаю- нет, драники!
Ну, так вот, мы когда толька к ним зашли- а у них уборшица узкоглазая, шипит себе под нос што-то на своем. Я своим говорю- туфли сымайце, вон ихняя уборшыца ругается, што по чистому полу в обуви ходят. Так Мишин начальник- а он своей мишигинэ уборшыцы боится, как агня, спросил, правильно ли я перевела, так та удивилась и говорит- правильно. Все очень смеялись, и обувь посымали."








Смотрите также:

Вам это будет интересно!

  1. Как, в окончании логических завершений, устроить чисто политическое проведение женитьбы «по, как все
  2. О самых сильных эмоциях, подаренных мужчиной.
  3. Бог Всегда и везде Разный.
  4. стинг рулит как всегда
  5. Мои Родители всегда читали…