Uber und Nihil

[писано в самолете, на обратном пути из Коктебеля]

Сверхчеловек получается из ничтожества.
Для меня
так это ясно, как простая гамма.

Всякое ничтожество – латентный сверхчеловек.
И наоборот:
Поскреби любого сверхчеловека –
непременно найдешь
распрямившееся, преобразившееся,
освобожденное ничтожество.
Сильный –
значит, в детстве рос хилым и болезненным.
Гениальный –
значит, в школе был туповат,
не ходил в любимчиках у учителей,
не радовал отметками родителей.
Волевой да отважный –
значит, бывший рохля, маменькин сынок,
мямля, нюня, тюфяк,
вечный объект злобных мальчишеских шуток и издевательств.
Короче, полное ничтожество –
что и требовалось доказать.

Потому что у настоящего ничтожества – огромный потенциал.
Вы думаете: ничтожество – ничто, ноль?
Черта с два!
Ничтожество – это минус.
И чем больше минус, тем больше его потенциал,
тем сильнее сжата пружина,
тем грандиознее грядущее величие –
если, конечно, данному ничтожеству
суждено преодолеть свою ничтожность.
А ноль – это как раз обычный человек.
О-быватель. нал-О-гоплательщик.
О-тец семейства.
Из обычного человека сверхчеловек выходит плохо.
Нечего ему преодолевать. Незачем распрямляться.
Нет в нем пружины. Нет стержня.
Никчемный, замечу я, материал этот ваш обычный человек.
Вялый, аморфный, податливый.
Ему и так – тепло, светло, и мухи не кусают.
Зачем ему во что-то превращаться? Он себя любит, таким, как есть.
И это, пожалуй, самое отвратительное
в обычном, нормальном человеке.

Иное дело – Совершенное Ничтожество.
Угнетенное и униженное.
Третируемое и презираемое.
Загнанное в угол.
Брошенное на произвол судьбы.
Доведенное до последней крайности.
Лишенное всех средств,
и главное – стимулов к продолжению существования.
Действительно мерзейшее и ничтожнейшее из смертных –
и что еще важнее –
сознающее свою крайнюю мерзость и ничтожность.
Вот такое – и только такое! –
истинное ничтожество
готово к пробуждению и преображению.

Не думайте, однако,
что ничтожество способно пробудиться само.
Оно слишком ничтожно для этого.
Оно всего лишь бывшая гусеница,
всего лишь оболочка кокона,
скрывающая до поры грядущего сверхчеловека…

И вот однажды сверхчеловек пробуждается.
Возникает, словно ниоткуда
(а на самом деле из ничтожества),
открывает глаза и видит –
что ничтожество любого ничтожества,
а равно и величие любого величия –
не более чем иллюзия, морок,
тривиальное следствие рабского преклонения обычных людей
перед нормами и законами мира сего,
которые, суть, сами по себе –
ничтожны:
Презираю законы физики –
и могу летать без крыльев,
ходить сквозь стены, двигать планеты.
Презираю законы общества –
и все мне позволено,
ни в чем нет преграды.
Презираю законы логики –
оттого могу понять и помыслить ВСЁ!
- Я – ВСЕМОГУЩ! –
восклицает новорождённый сверхчеловек –
и остатки личины прежнего ничтожества
осыпаются с его распрямившихся плеч.

Он понимает, что мог бы
прямо сейчас полететь к Солнцу,
да что там полететь – пролететь СКВОЗЬ него!
Мог бы быстрее света
умчаться к ядру Галактики,
Играть в пятнашки с элементарными частицами
в недрах белых карликов и голубых гигантов,
Уничтожать и творить миры,
Сочинять прекраснейшие песни на всех языках Вселенной,
Нести бесконечное Добро
или безграничное Зло –
Стоит только захотеть…

Но сверхчеловек ничего этого не хочет.
Сверхчеловек плевал на все эти сопли.
Потому что, согласитесь,
именно этого и захотел бы на его месте
какой-нибудь обычный, умеренный обыватель –
если бы вдруг, каким-нибудь чудом,
смог оказаться на его месте.
Но сверхчеловек, как мы знаем, из обывателя не получается.
Сверхчеловек вылупляется из ничтожества.
Потому – вместо полетов к Солнцу и прочих подобных благоглупостей –
сверхчеловек натягивает тяжелые ботинки,
берет в могутные руки богатырскую биту –
и идет пуще прежнего прессовать по всему полю
обывателей и ничтожеств.
Чтобы сделать их жизнь и вовсе невыносимой.
Чтобы все больше обывателей становились ничтожествами.
Чтобы все больше ничтожеств, дойдя до крайности,
превращались в новых сверхчеловеков.
Потому что таков цикл их воспроизводства.
Потому что такова поступь Истории.
Вы скажете – жалко обывателей,
ведь их – миллионы!
А я скажу – ни хрена не жалко.
Ноль, помноженный на миллионы – все равно ноль.
В счет идут только значимые величины.

Вот такая арифметика, девочки и мальчики,
Любезные мои Недо-
и Пере-
человеки.
























































































































Смотрите также:

No related posts.