Утоли Печаль в Печорах

Утоли Печаль в Печорах

Ездили с фотографом Тимуром Тургуновым (www.turgunov.com) в Псков и Печоры. В монастыре нас приняли очень тепло. Правда, диалог Тургунова с нашим экскурсоводом-монахом начался незабываемо: "Тимур - такое имя... Мусульманин?" - "Нет. Идолопоклонник". - "А, ну этого ничего, пойдем!" И мы пошли. И гуляли по Печорам почти до ночи.  Текст под катом, а суперфото - тут: http://turgunov.multiply.com/photos/album/64/64
 

Похороны Тимура в печоре 

Есть слова, от которых веет теплом, как от свечи, которую держишь в руках во время молитвы. Когда несколько таких слов соединяются, происходит чудо. Произнесите «Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь» и, может быть, вы услышите тихий шелест крыльев своего ангела-хранителя…

Мы живем в миру, они – в мире. В огромном мире, в котором отсутствие чудес куда более странно, чем их появление, в мире с собой, с мирянами и Богом. Кажется, что чудеса в монастыре происходят по расписанию. По крайней мере, наместник, архимандрит Тихон перечислил их журналистам «ВС» так же невозмутимо, как мы перечислили ему города-участники акции «7 чудес России» – как нечто само собой разумеющееся. «Сотворение мира – это чудо? Чудо! Сотворение человека по образу и подобию Божьему – чудо? Чудо! И наш монастырь – тоже чудо, сейчас объясню, почему…»

Обитель появилась в XIV столетии среди дремучих лесов, в месте совершенно необитаемом. Пустынники, монахи Киево-Печерской лавры, обнаружили неподалеку от Пскова пещеры, получившие название Богом зданных, и стали предаваться там молитвам. Покинуть родные места монахам пришлось под давлением Великого князя Литовского Гедемина, который завладел Киевскими землями и принялся насаждать православным католичество. Несколько позже, в 1473 году, священник Иоанн Шестник с женой Марией и сыновьями построил в пещерах церковь. Во время освящения нового храма в честь иконы Успения Божией матери произошло первое чудо: прозрела слепая прихожанка… Когда же, приняв на склоне лет монашеский сан и получив имя Васса, скончалась жена Иоанна Шестника, ее похоронили здесь же, в пещерах. Но гроб с телом праведницы несколько раз таинственным образом вновь оказывался на поверхности земли. Здесь его, в конце концов, и оставили, поняв, что происходящее – не что иное, как промысел Божий. С тех пор всех монахов Киево-Печерской обители хоронят в нишах, выдолбленных в стенах пещеры, не засыпая землей. Как ни странно, воздух здесь, в замкнутом пространстве, остается совершенно чистым и свежим… Гроб с телом Вассы и сегодня установлен при входе в пещеры. Во время Гражданской войны его попытались вскрыть грабители, но внезапно в могиле вспыхнул огонь, и воры оставили прах. Сегодня в пещерах уже более 10 000 захоронений монахов, воинов, священников. Здесь покоятся останки родоначальников великих семей – Суворовых, Кутузовых, Мусоргских, Пушкиных. Есть здесь и братские могилы: за иконой Владимирской Богоматери видно хаотичное нагромождение гробов. Но никакого ужаса от этого зрелища не возникает. Наоборот: все очень просто, очень по-человечески, словно у монахов нет желания наводить здесь порядок – не доходят руки. Да и к чему церемониться со смертью, которая сама с родом людским не церемонится, особенно, если знаешь, что впереди тебя ждет жизнь вечная?

В первые годы своего существования обитель подверглась разрушительному нашествию лифляндцев, но очень скоро восстановилась и разрослась. Монахи не могли нарадоваться на то, как благоустраивал монастырь преподобномученик Корнилий. Однако время было неспокойным: царь Иван Грозный вел войну с Лифляндией. Корнилию пришлось практически превратить обитель в крепость – единственную на Руси серьезную укрепленную постройку, которая находится в овраге, между холмов. Но защититься от государева гнева даже за мощными каменными стенами монахам не удалось. Они имели неосторожность состоять в переписке с опальным Андреем Курбским, не раз просившим наставить его на путь истинный. Подозрение в измене не заставило себя ждать. Приехав в Печоры в феврале 1570 года, едва ступив на монастырскую землю, царь Иван отсек игумену Корнилию голову. На мостовую хлынула кровь.  С той поры дорога, ведущая вглубь монастыря, называется кровавой. Иоанн Васильевич тут же горько раскаялся в содеянном, поднял бездыханное тело наместника на руки, внес в храм, пожертвовал обители колокол… Пожалуй, нигде кровавый государь не молился так горячо, как в Печорах. Видимо, Корнилий простил своего убийцу и его злых советников. По крайней мере, монастырю преподобный помогает даже спустя несколько столетий после своей кончины: неподалеку от пещер в монастыре течет Корнилиевский источник со вкусной святой водой. Говорят, олимпийский чемпион Михаил Иванов, прежде чем отправиться на главные в своей жизни соревнования, испил ее и не без помощи источника стал чемпионом…

Именно при игумене Корнилии Псково-Печерский монастырь достигает своего расцвета. В ту пору благодаря иконам Божией матери здесь снова происходят чудеса: исцеление обретают не только православные, но даже иноверцы. Однако главное чудо свершается в 1581 году, когда Печоры и Псков безуспешно осаждают войска польского короля Стефана Батория. Еще за 14 лет до осады Богоматерь предупредила монахов о предстоящем испытании, а в день нападения поляков в небе над Псковским храмом Пресвятой Животворящей Троицы зажглись три луча… Чудотворные иконы Успения и Умиления Пресвятой Богородицы были перенесены в Псковский собор. Богородица сама напутствовала псковичей и Печерских монахов, являлась в виде женщины, ходившей вдоль монастырской стены. Сколько бы пуль и ядер не посылали в ее сторону неприятели, она оставалась невредима. Один из соратников Стефана Батория писал: «Борнемиссе с венгерцами, Фаренсбеку с немцами не везет в Печорах. Пробьют брешь в стене, подойдут к ней и остановятся – далее идти не могут. Все удивляются и недоумевают. Одни говорят, что русские колдуют, а другие – что это место свято. Уже второй приступ не удается! Эти монахи творят чудеса храбрости». Баторий, бессильный перед волей Божьей Матери, великой заступницы Печор, был вынужден отступить и увести за собой свое стотысячное войско…

Еще много бед пришлось пережить обители: и нападение шведов, и голод, и столкновение с литовско-немецкими войсками. Но монастырь выдержал и эти невзгоды. Во времена Петра I он был еще более укреплен и смог выстоять под натиском 2000 шведов. Когда во время войны 1812 года Псков и Петербург находились в опасности, и во Пскове началась паника, монахи вновь доставили в главный городской храм икону, и в войне наступил перелом: русскими войсками под командованием генерал-фельдмаршала Витгенштейна в тот же день был взят Полоцк. Один российский отряд успешно противостоял четырем вражеским… В память об этом чуде в монастыре был построен храм в честь Архангела Михаила.

Несмотря ни на какие потрясения XX века, обитель продолжала работать и в годы Гражданской, и в годы Отечественной войны. Псково-Печерский монастырь – единственный российский монастырь, который не был закрыт в это время. С 1920 по 1940 годы он находился на территории Эстонии, затем вновь перешел к России, вернее, к СССР. В годы войны Печоры подвергались бомбежкам, но не пострадали. В 1960-е годы обитель едва не была закрыта по инициативе Хрущева, но архимандрит Алипий восстановил ее и держал в таком порядке, что даже иностранные гости стремились приехать сюда, а потом отзывались о монастыре с нескрываемым восторгом…

«Я не оставлю места сего!», – пообещала Богородица, явившись одному из послушников во время нашествия Стефана Батория. Не оставляет места сего и в наши дни…

 

 



Смотрите также:

No related posts.